Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посещения и просмотры:

Яндекс.Метрика

Всего просмотров:

2987

(с 01.04.17 по 28.11.17)

За последнюю неделю: 114

МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«Самарский государственный университет путей сообщения »
Архимандрит Георгий (Шестун), И.А. Подоровская
Созерцание
в теоретическом осмыслении и практиках
монотеистических религий
Монография
«Издательство СамГУПС»
Самара
2014

ББК 86.2
Ш 69
Рецензенты:
доктор филосовских наук, профессор
Самарского государственного университета путей сообщения
Н.И. Грибанов
доктор педагогических наук, профессор
Поволжской государственной социальной гуманитарной академии
Т.А. Колышева


Шестун Е.В.
Ш 69 Созерцание в теоретическом осмыслении и практиках
монотеистических религий / Е.В. Шестун, И.А. Подоровская/ под ред. Г.В. Акопова. – Самара, 2014. – 248 с.


ISBN 978-5-98941-223-5


Монография «Созерцание в теоретическом осмыслении и практиках монотеистических религий» является результатом трехлетних теоретических и экспериментальных исследований авторов.
В книге рассмотрены вопросы, связанные с пониманием категории созерцания в монотеистических религиях. Христианство представлено тремя ветвями: православием, католицизмом и протестантизмом. Затронуты вопросы понимания созерцания в исламе и иудаизме. Авторы приводят результаты экспериментального исследования явления созерцания, позволяющие сделать сравнительный анализ понимания созерцания светскими студентами, студентами духовного учебного заведения и насельниками мужского монастыря.
Монография выполнена при поддержке проекта РГНФ «Созерцание в категориальной системе современной психологии: теоретические и прикладные аспекты» (руководитель – Г.В. Акопов). Проект № 12-06-00595


УДК 159.9+2
ББК 86.2
ISBN 978-5-98941-223-5 © СамГУПС, 2014


© Шестун Е.В., 2014
© Подоровская И.А., 2014

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие .................................................................................
Введение .........................................................................................
Глава I
Сравнение понимания созерцания в христианских конфессиях, исламе и иудаизме ...........................................
Созерцание в православии: святоотеческий подход .........
Католическое понимание созерцания ................................
Созерцание в исламе .............................................................
Мистика в иудаизме ............................................................
Глава II
Конфессиональные особенности актуализации
и проявления созерцания ......................................................
Глава III
Духовные состояния в теории
и практике православия .......................................................
Глава IV
Конфессиональные особенности проявления созерцания (эмпирическое исследование) .....................
Глава V
Квопросу о содержании учебника по психологии
для православных духовных учебных заведений ........
Глава VI
Особенности преподавании психологии
в духовных школах .................................................................
Глава VII
Овоспитании чувств ..............................................................
Глава VIII
Эмпирическое исследование некоторых
сторон жизни монашествующих .......................................
Заключение ..............................................................................

ПРЕДИСЛОВИЕ

Самарская психологическая школа под руководством профессора Г.В. Акопова очень своевременно и логично развивает особо актуальную тему иерархического устроения социума и человеческого мировосприятия.
Все началось с изучения ментальности. С богословской точки зрения ментальность — это восприятие материального мира, в котором живет человек и мир, который формирует мировосприятие. С богословской точки зрения человек троичен: он имеет плоть, душу и дух. Ментальность — это восприятие социальной плоти общества и человека.
Следующей ступенью осознания своего бытия является мировоззрение, основанного на сознании роли уже конкретной социальной среды, роли осознания другого в моей личной жизни. Очень логично, что самарская психологическая школа перешла от темы ментальности к теме сознания, совершая переход от плотского бытия к душевному бытию.

И уже осознавая эту логическую цепочку в своих исследованиях, самарские психологи под руководством
Г.В. Акопова устремили свой научный взор на более высокий уровень — духовный, до которого психологическая наука еще практически не дотягивалась.
Миросозерцание. Погружение в совершенно иной способ получения знания через откровения посредством созерцания.
Так завершилась логическая цепь экспериментальных исследований от ментальности к сознанию и от сознания к созерцанию. И, поднимаясь по ступеням этой научной лестницы, решались очень многие проблемы сочетания научного и богословского знания, сопряжения богословских и научных понятий, преодоления существующих стереотипов в сознании исследователей.
Таким образом, самарская психологическая школа возвращает психологической науке ее истинный предмет познания, как науке о душе человека, душе, живущей в миру, душе, стремящейся к душе другого, и душе, стремящейся в мир иной ко своему Творцу и Создателю.
Д.п.н., профессор, архимандрит Георгий (Шестун)

 

Введение
Актуальность
Актуальность нашей работы в данном направлении связана с одной стороны с тем, что тема созерцания являлась совершенно неизученной, непроработанной в психологической литературе по причине ее сложности и «неуловимости» для научного, особенно экспериментального исследования, а с другой стороны — с ее необычайной важностью для психической и духовной жизни человека. Большим подспорьем в понимании созерцания явился обширный корпус христианской богословской литературы, где тема созерцания рассматривалась на протяжении почти двух тысяч лет. Поражает факт практически дословного совпадения описания состояния созерцания, оставленное нам святыми отцами полторы тысячи лет назад и современного описания созерцания, сделанного в наше время. Это говорит о точной очерченности, локализации данного явления в психической и духовной жизни человека, проделанной в Самарской научной школе.
Цель
Целью данной работы было обобщение опыта, выкристаллизованного в конфессиональной литературе по теме исследования, формулирование и сравнение понимания созерцания в теории и практике монотеистических религий: христианства, ислама и иудаизма. Обращение авторов исключительно к монотеистическим религиям не означает отрицания наличия созерцательного опыта в других религиях; в частности, восточные религии являлись темой исследования других участников данного научного проекта.

В первой главе «Сравнение понимания созерцания в христианских конфессиях, исламе и иудаизме» нами был сделан обзор литературы и проведен сравнительный анализ понимания явления созерцания в основных мировых религиях.
Во второй главе «Конфессиональные особенности актуализации и проявления созерцания» были проработаны несколько важных тем. Во-первых, мы подробно остановились на следующих темах: обоснование созерцания, созерцание и речь, ум и созерцание, классификация способов достижения созерцания, результаты созерцания. Во-вторых, раскрыли содержание понятия «помысел», тесно связанный
с понятием «созерцание» в конфессиональной литературе (в православии), привели результаты пилотажного исследования, проведенного нами в стенах Самарской духовной семинарии, посвященного теме борьбы с помыслами, что способствует появлению созерцания, по мнению свято-отеческих авторов — бесспорных специалистов-практиков
в сфере созерцания. В-третьих, нами описан механизм передачи исихастской традиции в православных монастырях, в недрах которой в течение двух тысячелетий, проявлялось, изучалось и описывалось созерцание.
В третьей главе «Духовные состояния в теории и практике православия» разбирается вопрос о духовной природе человека, участвующей в процессе созерцания.
В четвертой главе «Конфессиональные особенности проявления созерцания (эмпирическое исследование)» помещены результаты эмпирического исследования проявления созерцания в разных образовательных и культурных средах, с помощью методов, разработанных и апробированных самарской психологической школой под руководством Г.В. Акопова. Исследование проводилось в 2014 г.
В пятой главе «К вопросу о содержании учебника по психологии для православных духовных учебных заведений»

даны наши предложения по психологической подготовке будущего священнослужителя. В главе затронуты ключевые теоретические проблемы, которые необходимо будет решить при написании такого учебника.
В шестой главе «Особенности преподавании психологии в духовных школах» архимандрит Георгий (Шестун) делится своими мыслями о необходимости психологической подготовке священнослужителей.
Седьмая глава «О воспитании чувств» представляет собой материал, прочитанный архимандритом Георгием (Шестуном) студентам Московской духовной академии.
Восьмая глава «Эмпирическое исследование некоторых сторон жизни монашествующих» — это результат многолетней работы, проведенной авторами по изучению психологии монашествующих.
Заключение содержит общие выводы теоретического и эмпирического исследования по теме созерцания в конфессиональном ключе.

***

 

Заключение
Предложенный профессором Г.В. Акоповым в 2000 году подход «сопряжения» светской академической психологии
и святоотеческой психологии явился очень продуктивным в плане теоретических и практических психологических
исследований пограничной тематики. Несмотря на описанные Гарником Владимировичем некоторые сложности
этого подхода (гносеологические и языковые проблемы), подход сопряжения дает обильные научные плоды и дан-
ное исследование по теме созерцания тому пример. Сравнивая понимание созерцания в христианских конфессиях (православии, католицизме, протестантизме), исламе и иудаизме, мы решили поставленные во введении задачи и сделали следующие выводы:
1. Нами рассмотрены представление о созерцании, характерное для трех направлений в христианстве: православия, католицизма и протестантизма, в хронологическом порядке возникновения данных ветвей христианства.
1.1. Анализ созерцания в православной аскетике. В православной аскетической литературе были проанализированы труды важнейших святоотеческих авторов, имеющих практический опыт созерцания и подробно его описавших
(византийская патристика, русская аскетическая литература, крупнейшие современные исихастские труды).

Кратко описана история возникновения термина «созерцание» в православной аскетике. Термин «созерцание» является широко употребляемым в святоотеческой литературе, начиная с 4 века — времени возникновения института монашества (мон. Евагрий, прп. Иоанн Лествичник, прп. Исаак Сирин, прп. Симеон Новый Богослов, свт. Григорий Палама и т.д.). Проблема созерцания нашла свое раскрытие и в трудах русских отцов, прежде всего, в трудах свт. Игнатия (Брянчанинова), свт. Феофана Затворника.
И активно продолжает использоваться в современной православной аскетической литературе (прп. Силуан Афонский, архимандрит Софроний (Сахаров), схимонах Иосиф Исихаст, иеросхимонах Ефрем Катунакский, схиархимандрит Порфирий Кавсокаливит и многие другие). Проанализирована сущность созерцания и дано его определение, существующее в православной аскетике. Православная аскетика, опираясь на православное богословие, считает, что нынешнее состояние человека — неестественное, недуховное, ненормальное, больное, пораженное.
В естественном, духовном состоянии для человека видение духовными очами является обычным. Но и в падшем
состоянии «ум наш имеет естественную силу стремиться
к Божественному созерцанию» (прп. Исаак Сирин).
Отличительная черта созерцательной молитвы — выпадение из сознания всего окружающего. «Созерцание есть пленение ума и всего сознания каким-либо духовным предметом столь сильное, что все внешнее забывается, выходит из сознания» (святитель Феофан Затворник). Перечислены условия возникновения созерцания. «Что касается до созерцания, то ни у одного из отцов не находим, чтобы в него можно было вступать самим и, следовательно, делать что-либо и со своей стороны для вступления в него» (святитель Феофан Затворник).
Святые отцы пишут о том, как нужно жить, чтобы быть достойным Божественных созерцаний: «Блюстись от телес-

ных страстей и непотребных скверн, божбы и всякого гнева и возмущения, рассеяния и памятозлобия и совершенно людей не судить, а быть в самом помысле чистейшим от плотских скверн, кротким, смиренным, спокойным, откровенным и чадом мира, воздержанным в пище и неослабно заниматься молитвой, началом же и концом во всем этом иметь любовь» (прп. Симеон Новый Богослов).
Бесстрастие является непременным условием дарования созерцания, т.к. природа человеческая становится способной к истинному созерцанию тогда, когда упражнением добродетелей очистится от страстей.
Природа человеческая только тогда становится способной к истинному созерцанию, когда человек через страдание, исполнение заповедей и бедствование сбросит с себя ветхого человека. В этом случае ум становится способным к духовному перерождению, к созерцанию духовного мира.
Таинственное созерцание открывается уму после оздоровления души. Духовного созерцания удостаиваются те, кто упражнением добродетелей обрел чистоту души. Григорий Палама достаточно точно дает описание того, чем подвижник созерцает: «поистине человек видит тогда духом, а не умом и не телом; каким-то сверхприродным знанием он точно знает, что видит свет, который выше света, но чем его видит, он тогда не знает, да и дознаться до природы своего видения не может по неисследимости духа, которым видит. О том говорил ап. Павел, когда слышал неизреченное и видел невидимое: «В теле ли видел — не знаю, вне ли тела — не знаю» (2 Кор. 12; 2). Проанализировано состояние созерцания в православной аскетической традиции. Молящийся в созерцании изумевает, цепенея телом. Отличительною чертою созер-цательной молитвы прп. Исаак Сирин ставит именно выпадение из сознания всего окружающего и пленение в горний (духовный, божественный) мир. По свидетельству его, ум до сего времени владеет собою, а когда вступит в созерцание или в созерцательную молитву, тогда уже никакой власти над собою не имеет.

В созерцании личность подвижника веры живет над чувствами, над категориями времени и пространства, ощущает живую близкую связь с горним миром и питается откровениями, в которых находит то, чего «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку»
(1 Кор. 2; 9). Исследованы результаты созерцания и влияние созерцания на личность человека. Святитель Григорий Палама считал созерцание высшим и самым надежным способом познания. Кроме того, молитва в восхищении или созерцательная в иных сопровождалась просветлением лица, светом вокруг; в иных подъятием от земли. Преподобный Исаак Сирин пишет о следствиях созерцательной жизни, что подвижник веры, обогащенный несказанными сокровищами созерцания, если обратится к сотворенному миру, всю свою личность выражает в любви и милости. Он любит грешника, но ненавидит его дела. Он весь соткан из смиренности и милости, из покаяния и любви. Проанализировано видение православием практической роли созерцания в жизни российского общества. По И.А. Ильину, человек рожден, прежде всего, для созерцания: оно возносит его дух и делает его окрыленным человеком; если он сумеет верно пользоваться этими крыльями, то он сможет осуществить свое признание на земле. И вот, надо пожелать человечеству, чтобы оно уразумело свое призвание и чтобы оно восстановило в себе эту дивную окрыляющую способность созерцания. Это единственная возможность выйти из современного кризиса и начать духовное оздоровление; это единственный способ остановить современное скольжение в пропасть и начать период возрождения и подъема. Ильин считал, что все акты человека обновляются, очищаются и углубляются от участия драгоценной духовной силы, именуемой сердечным созерцанием. Все сферы жизни наполняются новым содержанием: воспитание, преподавание, дружба, брак, семья, врачевание, служба, суд, воинское дело, политика, хозяйство — все это приемлет дары религиозного обновления, в которых особенно нуждается наша современная культура человечества. Выявлено православное понимание возможности созерцания в научной деятельности и его условия. В научном познании, как и в религиозном опыте, также важен факт богооткровения. Бог открывает истины ученому, самоотверженно работающему над раскрытием каких-либо тайн природы. Например, таблица Менделеева была открыта ученому (была явлена во сне). Многие законы «открываются» ученому. Но не любому ученому. Вспомним Пушкинское: «Гений и злодейство, две вещи несовместные».
Опираясь на святоотеческую традицию, академик
А.А. Ухтомский считал, что наука не может пойти плодотворно у ученого, пока внутренняя горница человека не вычищена. Об этом же пишет профессор В.В. Медушевский: «Истина не откроется душе грязно живущей».
Отечественная наука переживает острейший кризис из-за оскудения ученых, живущих чистой бескорыстной жизнью.
Таким образом, в православии созерцание — это духовное (непсихическое, недушевное) состояние (явление), возникающее в процессе молитвы, которое невозможно вызвать самому, характеризующееся оставлением всякого умственного действия и выпадением из сознания всего окружающего. Подвижник созерцает не умом, но духом. Основное условие возникновения созерцания: очищенная покаянием душа молящегося. В созерцании Бог открывает (показывает, говорит) некоторое духовное содержание (сущность вещей, то, что было, и то, что будет). При этом обновляется сердце, становясь незлобивым, радостным и любящим, т.е. созерцания изменяют личность подвижника.

1.2. Представлен сравнительный анализ практики созерцания в христианских конфессиях: православии, католицизме, протестантизме. Проанализирована практика духовного видения столпов католического мистицизма Ансельма Ассизского, блаженной Анжелы, Терезы Авильской, Игнатия Лойолы; исследованы предпосылки и содержание духовных видений. Дан сравнительный анализ подхода к созерцанию двух ветвей христианства: католичества и православия, подытожить которое можно словами С. Булгакова: «Нельзя отрицать, что православие, как восточное христианство сравнительно с западным, имеет лик более неотмирный. Запад практичнее, восток созерцательнее». Количество работ, посвященных созерцанию, глубина и проработанность данной темы в православной аскетической литературе по сравнению с католической аскетической литературой принципиально иные. Восток — мистичнее и аскетичнее, Запад — рационалистичнее и чувственнее. По нашему мнению, Игнатий Лойола употребляет термин «созерцание» когда описывает процесс представления (или воображения, или визуализации). В «Духовных упражнениях», раскрывая первое, второе и т.д. созерцания, он предлагает представить себе [мысленно увидеть]
с помощью воображения (визуализировать) место, где происходило событие, почувствовать запах, услышать, что говорят люди или Бог.
С духовной и психологической точек зрения между пониманием процесса (?) созерцания в католичестве, ярким представителем которого является Игнатий Лойола,
и православным пониманием созерцания нет ничего общего. Это два разных явления и в духовном и психологическом смыслах. В католичестве — это даже, скорее, душевные явления (представления-фантазии на духовную или, точнее, религиозную, тематику). В католичестве созерцание-представление или созерцание-воображение происходит при активной и напряженной мысленной работе человека, который в буквальном смысле слова, трудится над созерцанием, в противовес православному пониманию созерцания, когда в молитве человек бывает восхищен и видит то, что ему открывается Богом. В данном контексте подвижник никогда не знает заранее, будет ли он созерцать, и каково будет содержание этого созерцания. Это от человека не зависит.
В католичестве (у Лойолы), созерцание — это активный процесс, в православии созерцание — это состояние, при полном замирании психической жизни и действии только духа. При исследовании темы созерцания в протестантизме возникают трудности, выходящие за рамки психологического исследования и лежащие в плоскости религиоведения. Феномен созерцания не присущ классическому протестантизму (из-за отсутствия института монашества)
и имеет распространение преимущественно в неохаризматических сектах (например, неопятидесятников), от которых классический протестантизм отмежевывается. Духовные практики неохаризматиков по содержанию не имеют ничего общего с христианским созерцанием и находятся гораздо ближе к оккультным и эзотерическим практикам.
2. Проанализирована проблема созерцания в исламе. Феномен созерцания в исламе раскрывается в суфизме — мистическом течении. Анализ работ суфиев Аль-Газали,
Аль-Манджури, шейха Мухаммада Амина аль-Курди,
суфиев Абу Бакр Каттани и Абуль Хасан Рамали и др., позволили выделить пути к созерцанию в суфизме, цель мистической жизни суфиев, условия духовной жизни, которые местами созвучны христианству, местами имеют существенные различия. Выявлены условия созерцательной жизни в суфизме,

которым предшествуют способы очищения внутреннего мира человека от болезней сердца, таких как злоба, зависть, обман, любовь к похвале, гордыня, лживое благочестие ради признания со стороны окружающих, ненависть, алчность, скупость, почитание богатых, надменность по отношению к бедным. Суфизм обнажает пороки и указывает на пути избавления от них.
В суфизме считается, что истинное поклонение достигается только через любовь и влюбленность к Великому
и Всевышнему Аллаху, так как именно через любовь к Богу ищущий Его суфий достигает состояния отрешенности от всего, кроме Бога, и при помощи любви к Господу он вознесется к сокровенному месту служения Аллаху. Суфий не сможет удостоиться этого счастья, если только не сподобится при помощи чистого сердца божественного экстаза. И нет более лучших средств для суфия в достижении этого экстаза, чем руководство со стороны совершенного шейха, чья жизнь состояла в движении по мистическому Пути посредством божественного экстаза и наития, а также беспрекословное служение шейху, благое поведение, стойкая вера, искренность, очищение души от дурных качеств
и приобретение благородных свойств, чтобы достичь степени созерцания Всевышнего Аллаха. Ученик должен строго следовать за своим учителем
и только в этом случае, он может достичь мистических
состояний учителя. Мистические состояния шейхов длительны, а моменты их созерцания манифестаций божественной сущности продолжительны.
Однако в суфизме, нет тщательно разработанного учения о созерцании, хорошо описаны пути к созерцанию, но сам процесс созерцания остается за скобками, что делает невозможным сравнить сущность (содержание) созерцания в христианстве и исламе. Отличия заключаются и в особенности жизни аскета. Монах должен вести целомудренную жизнь, а суфий может состоять в браке. Кроме того, как мы уже писали выше, суфизм признается далеко не всем исламом.
3. Проанализирован мистический опыт в иудаизме. Ветхозаветное созерцание Божественных тайн по сути своей одноприродно христианскому. Пророк не может сам созерцать — это всегда инициатива Бога. Бог открывает тайны через избранных им людей, беззаветно любящих Бога и служащих Ему всю жизнь, переносящих напасти и скорби за это служение. Открытые пророкам (Моисею, Исайи, Иеремии, Даниилу, Иезекиилю и др.) в созерцании тайны Божии даны через них всем людям для вразумления, покаяния и исправления жизни. Содержание этих созерцаний порой трудновыразимы словами человеческого языка. Пророка перед созерцанием Бог часто очищает.
В новоиудействе (с 1 века) изменяются не только внешние формы религиозной жизни иудеев (отсутствие храма, храмовых богослужений, сословия священников, очистительных жертвоприношений и т.д.), но и изменяется
сакральная сущность веры. Заканчивается время пророков Божиих, Божественных откровений и созерцаний, мистическая жизнь современного иудаизма приобретает совершенно иные, магические формы. Магия учит о скрытых силах природы человека и мира, но никогда не углубляется до божественной основы мира.
Мистика современного иудаизма, можно сказать, полностью сосредоточена в каббале и ею исчерпывается. Изложению каббалы посвящены две книги: Сефер Иецира (Книга создания) и Зогар (Блеск). Первая написана, вероятно,
в 6–7 веках по Р.Х. Автором Зогар считается испанский каббалист Моше (Моисей) да-Леон. Время написания — около 1300 года.
Каббала — иудейская мистика оккультного характера, которая оказала сильное влияние на алхимию и магию средних веков, а также на оккультные секты и тайные союзы в Европе и Америке (иллюминаты, мартинисты, розен-

крейцеры и т.д.). Каббала повлияла и на возникновение хасидизма.
Анализ работ Ю. Максимова выявляет проблему, лежащую в религиоведческой плоскости и касающуюся суфизма и каббалы. По его мнению, в любой религии всегда находятся люди, которым элитарность религиозного знания, сопряженная с легким обретением духовного опыта и отходом от общепринятых нравственных норм, кажется заманчивее, чем послушное следование установленным правилам. Формально выдавая себя за приверженцев религии их отцов, такие люди дают столь своеобразную эзотерическую интерпретацию ее, что традиционные верующие отказываются признать их единоверцами. Движением таких эзотериков был гностицизм в христианстве. Такими были суфии в исламе, а в иудаизме такими стали каббалисты.
Таким образом, проведенный нами сравнительный анализ представленности темы созерцания в христианстве, исламе и иудаизме, показал, что наиболее полно, глубоко и досконально, по нашему мнению, созерцание описано
в православной аскетикческой литературе. Святоотеческая литература, начиная с 4 века и до сегодняшнего дня, в емких понятиях описывает сущность, содержание, условия, последствия созерцания и считает созерцание высшим
и самым надежным способом познания.
Касаясь эмпирического исследования темы созерцания, мы можем сделать следующие промежуточные выводы:
1. Самарская научная психологическая школа разработала «Тест преобладающего типа сознания (ТПТС)»
(Г.В. Акопов, Т.В. Семенова, 2013), где была в основу положена идея о существовании дихотомии «созерцание — деятельность» в типах индивидуального сознания. Отсюда можно говорить и о типах личности, т.к. особенности сознания определяют и особенности поведения, жизненного пути (не в содержательном, а в инструментальном смысле).
Авторы Г.В. Акопов и Т.В. Семенова выделяют несколько типов индивидуального сознания: «созерцательный»
(с преобладанием созерцания), деятельный (с преобладанием деятельности), «критический» (и то, и то) и неопределенный (невыраженный). Эта идея, интуитивно нащупанная авторами, в христианском мире имеет древнейшие корни и уходит к Евангельскому тексту о Марфе и Марии (Лк.10). С первых веков христианства праведные Марфа
и Мария олицетворяют собой два пути христианского спасения: путь деятельного служения Богу и ближним — путь Марфы, и путь созерцательной, молитвенной жизни — путь Марии.
Современный российский богослов архимандрит Платон (Игумнов) в книге «Православное нравственное богословие» посвящает целый раздел («Благочестие как путь деятельной и созерцательной жизни») теме двух видов служения. Интересно то, что автор связывает тип жизни созерцательной или деятельной с интровертированной или экстравертированной установками личности (в юнговском понимании). Архимандрит Платон пишет: «Святые отцы Церкви видели пример деятельной и созерцательной жизни в евангельском образе двух сестер — Марфы и Марии». Следующая мысль принадлежит ему самому (мы ее нигде не встречаем у святых Отцов): «Деятельная жизнь определяется преимущественно экстравертивной установкой личности, созерцательная жизнь определяется преимущественно интровертивной установкой».
В данном контексте было бы интересно и важно провести кросскультурные исследования для выявления ведущего типа сознания не только среди городского и сельского населения (городское должно быть более созерцательным, деревенское — деятельным), но и посмотреть межцивилизационные отличия. Даже внутри христианского мира православная цивилизация должна отличаться от католических, а еще больше от протестантских стран доминирующим типом сознания. Протестантский тип сознания должен быть в силу конфессиональных особенностей

(отсутствием монастырей, практики внутреннего делания, богословской неразработанностью темы созерцания) более деятельным. Православный тип сознания — более созерцательным. Это положение отчасти подтверждается результатами эмпирического исследования, проведенным нами весной 2014 г.
Сравнительный анализ результатов теста преобладающего типа сознания (ТПТС) по четырем выборкам (студенты Самарской семинарии пастырского отделения, студенты Са-марской семинарии регентского отделения, насельники мужского монастыря, студенты СГОАН) позволяет сделать выводы о преобладании созерцательного типа сознания во всех исследуемых группах: Созерцательный тип сознания является преобладающим во всех четырех выборках (66%, 78%, 72%, 77%). Из всех типов созерцательного сознания наибольший удельный вес занимает тип «созерцательная лень» (33%, 39%, 54%, 42%). Причем 54% показывают монахи. Тип «Созерцательная активность» представлена следующим образом: 33%, 39%, 18%, 31%. Наименьший процент (18%) показывают насельники монастыря. Деятельностный тип сознания во всех выборках значительно меньше созерцательного (25%, 17%, 9%, 23%). Монастырь дает всего 9% такого типа сознания. Критический тип не был выявлен в нашем исследовании ни у кого. Неопределенный тип сознания встречался реже всех других (9%, 5%, 18%, 0%). Тип сознания «созерцательный сон» встречался однажды в выборке студентов СГОАН.
Сравнительный анализ результатов теста «Диагностики склонности к созерцанию» (ДС) всех четырех выборок также показывает преобладание склонности к созерцательному образу жизни для всех групп испытуемых: Тип сознания «Склонность к созерцательному образу жизни» встречается в 91%, 80%, 85%, 76% случаев в выборках, что значительно чаще, чем по результатам ТПТС. Особенно существенна разница в выборке №1 (91% против 66%). Наименьший результат (хотя и все равно высокий) наблюдается в выборке №4 (студенты СГОАН). При этом тип «созерцательная лень» представлена 56%, 43%, 69%, 40% соответственно. Наибольший результат у монахов (69%), наименьший у студентов СГОАН (40%). С помощью теста ДС во всех четырех группах выявляется тип «созерцательный сон», хотя в меньшем количестве, чем «созерцательная лень» (26%, 14%, 8%, 20%). Тип «деятельное созерцание» выявлен в 9%, 24%, 8%, 16% случаев, что значительно меньше показателей «созерцательная активность) по предыдущему тесту (33%, 39%, 18%, 31%). Тип, в котором в некоторых сферах преобладает созерцательная позиция, в некоторых деятельная имеет следующие показатели: 9%, 19%, 15%, 24%. Наибольший процент показывают студенты СГОАН, наименьший — студенты семинарии пастырского отделения. Чисто деятельный тип сознания не был выявлен ни разу во всех четырех выборках.
2. Наиболее содержательным и необычным явился результат обработки анкеты «Созерцание». Несмотря на всю глубину и неотмирность явления созерцания, многие испытуемые уверенно отвечают «да» на вопрос о том, испытывали ли они созерцание. Это согласуется с данными, опубликованными годом ранее Г.В. Акоповым и Т.В. Семеновой. Тема созерцания, казавшаяся далекой от повседневной жизни современного человека, на самом деле оказалась знакомой многим и многим людям. Может быть, это некий архетип сознания, заложенный изначально в человеческую природу. Так, студенты СГОАН понимают созерцание как процесс без мыслей, как особое внутреннее состояние, как познание, проникновение в самую суть, безмолвное понимание, вызываемое одиночеством и природой, приносящее покой и радость. Понимание созерцания студентами пастырского отделения выглядит следующим образом. Созерцание появляется внезапно и не зависит от человека. Созерцание — это движение, которое выходит за человеческий ограниченный разум, непосредственное видение без участия мышления и ощущений, высочайшая духовная степень постижения. Созерцание — совместный процесс с Богом, в результате которого возникает покой, состояние радости и душевного равновесия, когда любишь весь мир, солнце, море, своих близких и врагов, всех одинаково. Некоторые выводы в понимании созерцания студентами регентского отделения семинарии:

Созерцание — это категория, относящаяся к сфере познания и общения (богообщение, разговор с Отцом). Причем познание того, что обычными познавательными процессами не познается (чего-то необычного, «суть вещей», реальный взгляд на что-то), созерцание — это откровение. Когда человек готов слышать Бога.
Созерцание понятие широкое и в исследовании этой выборки прослеживается, по крайней мере, два аспекта:
«зависание», «выпадение» бессмысленное и познание чего-то важного, необходимого человеку.
Остановка, покой, пауза в суетной жизни, чувство, будто пребываешь вне времени и пространства. От созерцания невозможно устать (от Божьего не устаешь).
Созерцание нужно потому, что «нельзя быть всегда серым и скучным, обычным, приземленным». Некоторые выводы в понимании созерцания насельниками монастыря:
Созерцание связано с талантом от Бога (духовные способности). Созерцание — выпадение [выход] из бытия, пауза. Созерцание — высший способ познания («превыше всего»). В этой выборке в отличие от всех остальных ярко проявляется дескриптор «любовь».
Наместник монастыря Архимандрит Георгий (Шестун) дал развернутое описание созерцания: «Сначала, когда человек рождается и начинает познавать мир, его мышление, абстрагируясь от деталей, пытается проникнуть в явления и смыслы посредством понятий, стараясь приблизиться
к таинственным глубинам мироустроения и всегда наталкиваясь только на приближение, а не проникновение и открытие.
Мысль изреченная есть ложь. Понятия, как инструмент ума, позволяют нам познавать мир, но и связывают, и ограничивают мир. Понятия как бы «закабаляют» мир. Нас учат говорить, чтобы объяснить, почему нужно молчать, молчать, чтобы услышать, чтобы погрузиться в безмолвие. Безмолвие — это умение слышать таинственный голос Творца. Сначала мы ограничиваем мир своим человеческим умом, пленяем мир умом, через понятия. А при соприкосновении с Божественными энергиями, при истечении Божественной благодати ум освобождается от понятийного плена и постигает образно-смысловую глубину мира».
Итак, подводя итоги, можно сделать вывод о том, что категория созерцания оказалась необыкновенно важной
и востребованной в психологии при описании, прежде всего, процесса познания, т.к. созерцание — познание сути вещей и явлений (высший способ познания).
Существует, по крайней мере, два состояния, называемых термином «созерцание». В первом случае созерцание —
это остановка мышления, некоторое «зависание», бессмысленное «выпадение», когда ни о чем не думаешь, оно возникает спонтанно. Субъективно приятно для человека, успокаивает, расслабляет, умиротворяет. Возникает часто

на природе. Приносит пользу в виде отдыха, расслабления, «отвлечения» от дел. Во втором случае при созерцании открывается суть вещей, оно носит название откровения. В православном богословии именуется высшим способом познания. Созерцание вязано также с общением (богообщением). Кроме знаний всегда нужных и необходимых для человека (небессмысленные созерцания), приносит ощущения радости, счастья, мира, блаженства и т.д. Того что может
дать Бог. При этом созерцание «не есть ощущение, поскольку люди воспринимают свет не через органы ощущения,
и оно не есть мышление, поскольку они находят его не путем рассуждений и рассудочного знания, а через оставление всякого умственного действия; следовательно, оно никоим образом не мечтательный образ, не мысль, не представление и не вывод из умозаключения».
Явление созерцания, безусловно, нуждается в дальнейших исследованиях, как теоретических, так и экспериментальных.

 

Научное издание
Архимандрит Георгий (Шестун Евгений Владимирович)
Подоровская Ирина Анатольевна
Созерцание
в теоретическом осмыслении ии и практиках
монотеис ис тических религи иги иги й
Монография
Верстка и рисунки О.В. Княжевой
Подписанов печать 31.10.2014. Формат
Усл. печ. л. 14,125. Тираж 100 экз. Заказ
Издательство СамГУПС
443022, Самара, Заводское шоссе, 18
Тел. (846) 255-68-36
Отпечатано в Самарской государственном университете путей сообщения.
443022, Самара, Заводское шоссе, 18
Тел. (846) 255-68-36