Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посещения и просмотры:

Яндекс.Метрика

Всего просмотров:

2987

(с 01.04.17 по 28.11.17)

За последнюю неделю: 114

 

I всероссийская конференция «психология сознания: современное состояние и перспективы»

 

Проблематика сознания к концу XX – началу XXI вв. становится контрапунктной темой глобальных изменений в современном мире. Смена веков вызывает особую остроту не только экзистенциальных переживаний, но и активизирует научный поиск как единых оснований человеческой жизни, так и новой  парадигмы. В последние десятилетия развития научной психологической мысли и в отечественной, и в зарубежной психологии в качестве важнейших предстают явления сознания, проблематика которого все более интенсивно и широко исследуется не только в психологии, но и в целом комплексе естественных, гуманитарных и общественных наук.

29 июня - 1 июля 2007 г. в Самаре состоялась IВсероссийская конференция «Психология сознания: современное состояние и перспективы» (поддержана грантом РГНФ № 07-06-26680 г/в, руководитель проекта Г.В.Акопов).

Основными направлениями конференции явились: Теоретико-методологические проблемы сознания в современной науке. Творческое наследие отечественной науки в изучении сознания. Основные направления изучения сознания в зарубежной науке. Структурные образующие сознания. Психосемантика сознания. Психология сознания в исторической ретро- и проспективе. Ментальные типы (полиментальность) современной России. Самопознание и самопонимание субъекта как проблема психологии сознания. Экспериментальная психология сознания. Метакогнитивные процессы личности, сознание и рефлексия. Сознание как состояние, измененные состояния сознания. Экономическое и правовое сознание. Психология ответственности. Экология сознания. Сознание и образование. Онтогенез сознания. Сознание и культурно-исторический контекст. Сознание и невербальная коммуникация. Сознание и глобалистика. Прикладная и практическая психология сознания.

В работе приняли участие более 160 человек из 29 городов: Альметьевска, Балаково, Балашова, Барнаула, Бирска, Бугульмы, Волгограда, Воронежа, Ижевска, Казани, Краснодара, Москвы, Набережных Челнов, Нижнего Новгорода, Омска, Оренбурга, Оулу (Финляндия), Перми, Ростова-на-Дону, Самары, Санкт-Петербурга, Саранска, Саратова, Славянска-на-Кубани, Смоленска, Томска, Тольятти, Уфы, Чебоксар. Присланы тезисы и статьи в сборник материалов конференции не только из разных городов России, но и из ряда городов СНГ. Из участников конференции, присутствовавших на мероприятии, более 60 выступили с докладами и сообщениями.

Научная программа конференции включала в себя не только обсуждение теоретических и методологических проблем психологии сознания (пленарное и секционные заседания), но и вопросов практической работы. В рамках конференции прошли также презентации новых психологических изданий, психодиагностических комплексов, вечерние лекции и мастер-классы.

Конференцию открыл доктор психологических наук, профессор, академик РАО, почетный профессор Самарского государственного педагогического университета В.П.Зинченко. В своем выступлении он отметил, что «приключения» сознания в психологии или взаимоотношения психологии и сознания – это удивительно интересный сюжет, особенно в России. К счастью, сейчас мало-помалу интерес к сознанию стал возрождаться и нужно поторопиться, успеть сделать что-то существенное по проблематике сознания до тех пор, пока ее вновь не запретили. Кроме того, психологам сейчас нужно отстаивать свои подходы, свою позицию и вырабатывать свой взгляд на сознание, и не ходить за физиологами.

На пленарном заседании был заслушан ряд докладов. В докладе «Факторы контакта и свободы в объяснении явлений сознания» Г.В.Акопов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (Самара), анализируя историю изучения проблемы сознания, определил новую линию исследований в этой области. Утилитарный, то есть, функционально-прагматический подход может быть противопоставлен ценностному, или этико-эстетическому. Ценностный подход к сознанию, не только в психологии, но и в философии, культурологи, истории, позволяет отчасти снять жесткое противостояние. Однако, не все хорошо и в ценностном подходе, так как здесь представлен высочайшей степени субъективизм, или то, что называют «личностным знанием» в получении новой научной информации. В психологии сегодня обнаруживаются две позиции. Во-первых – подведение сознания под явления детерминации, установление законов, закономерностей работы сознания. Очень серьезные продвижения в этой области - в работах В.М.Аллахвердова и его учеников. Вторая позиция – отрицание, по сути, закономерного характера работы сознания. Согласно В.Ф.Петренко, в психологической науке нет законов. В первом случае камень преткновения – проблема «мозг и психика», во втором – упоминавшийся субъективизм. Как видим, без бинарности не обойтись и в психологии. В нашем подходе – это факторы контакта и свободы, которые, несмотря на их совершенно неоппозиционное смысловое содержание, в действительности составляют оппозицию. Контакт, коммуникация, смысловое общение – что это как не объединение, слияние или поглощение. А свобода – разделение, разобщение, дифференциация. Возможно, это упрощенная схема, но здесь и закономерное, и случайное. Закономерное – в контактах (вся наша жизнедеятельность, даже биологическая), а свобода как возможность выбора, творчества и созидания – в большой степени случайность. Соединение закономерности и случайности – есть тот камень, который можно положить во главу угла в изучении сознания.

Доктор психологических наук, профессор В.М.Аллахвердов (Санкт-Петербург) в докладе «Когнитивная логика сознательного и бессознательного» отметил, что обычно описываемые функции сознания выполняются на неосознаваемом уровне. Сознание не является ни высшей формой отражения, ни интегратором психических процессов, ни инструментом регуляции деятельности для приспособления к изменяющимся условиям среды.. В.М.Аллахвердов предположил, что сознание – это имитатор познавательной деятельности, стремящийся лишь получать эмоциональное подкрепление. Однако в результате этой своей деятельности сознание научается отождествлять нетождественное и различать неразличимое, что позволяет осуществить мощный прорыв в познании реальности. Ссылаясь на собственные экспериментальные исследования и исследования своих учеников, докладчик утверждает существование механизма, принимающего решение, что следует осознавать, а что – нет. Им отмечены две тенденции в работе сознания. Прежде всего, сознание стремится подтверждать те представления, которые имеет. Поэтому одна из двух главных жизненных потребностей, создаваемая сознанием и образующая смысл существования человека, - доказать самому себе, что и мир такой, как он полагает, и сам он именно такой, как он о себе думает. Вторая тенденция в определенной  степени противоположна первой: сознание стремится делать свои субъективные представления все более адекватными реальности. В.М.Аллахвердов убежден: необходимо конструировать специальные социальные институты, призванные, с одной стороны, поддерживать взгляды людей на мир и на себя, а с другой – делать их адекватными.

Н.Н.Вересов, кандидат психологических наук, профессор (Оулу, Финляндия) выступил с докладом на тему «Проблема сознания в западной и российской психологии: возможные точки пересечения». Он отметил, что в ходе исследования, проведенного среди западных психологов, среди самых значительных российских книг по психологии были названы труды Л.С.Выготского, Н.А.Бернштейна, М.М.Бахтина и А.Р.Лурия. Это обусловлено самим развитием западной психологии в 60-70 годы XX столетия, когда проводилось множество исследований, связанных с нейропсихологией, дававших основания невероятному оптимизму, когда казалось, что скоро станет известно, как же мозг производит сознание. Однако оказалось, что более тонкие свойства ума, такие как вдохновение, творческие способности оказались принципиально непостижимыми. То есть, если сознание не есть функция мозга, то оно принципиально непостижимо. И именно в это время на западе стали популярными книги российских психологов, поскольку даже Лурия, «чистый нейропсихолог», говорил: «Я делю свою жизнь на две части – до встречи с Выготским и после встречи. И я занимаюсь развитием культурно-исторической психологии, суть которой в том, что для того, чтобы объяснить формы сознательной жизни человека, нужно выйти за пределы организма в пространство культуры». Там лежит ответ на вопрос о происхождении и работе сознания. Понять происхождение сознания невозможно на основе изучения даже самых тонких процессов. Говоря о возможных точках пересечения, Н.Н.Вересов отмечает, что сопряжение российской и западной психологии сознания возможно во многих точках, но главное - в пространстве человеческой культуры, где можно найти и память, и смысл, и эмоции, и чувства.

В докладе доктора философских наук, профессора С.И.Голенкова (Самара) «Сознание и социальное» отмечены моменты сопряжения философии и психологии в изучении проблематики сознания, поскольку сознание издавна трактуется как эффект совместного существования людей. Сознание обладает глубинной фундаментальной связью с социальным бытием. При этом совместность рассматривается как расположение Одного и Другого не просто рядом-друг-с-другом, но относительно-друг-друга, что создает напряженную связь небезразличия друг к другу.

Философская тенденция в анализе проблематики сознания продолжена докладом В.П.Зинченко (Москва) «Порождение смысла: монтаж метафор», собравшего коллекцию метафор смысла, поскольку без метафор никакое познание невозможно, а сознание проявляет себя в смысле. В.П.Зинченко из множества приводит два ряда метафор – природных и бытийных, психологических, начиная с метафоры «пропасти» Гуссерля: между нашим сознанием и бытием находится пропасть смысла, и мы в эту пропасть можем падать всю жизнь. А в пропасти – «плавильный тигль» (Гумбольт), котел cogito, в котором «кипит», «варится» (пушкинский образ), проваривается «сор», из которого «растут стихи, не ведая стыда» (Ахматова), и «тяжесть недобрая» (Мандельштам), из которой создается прекрасное; и начинают подниматься испарения над пропастью, и дальше мы встречаем новые метафоры: «капли смысла» (Белый), «кристаллы смысла», «облако смысла» (Щедровицкий), «облако мысли» (Выготский). И это облако начинает проливаться, по Выготскому, дождем слов. Но в этом облаке возможна «радуга смысла» (Белый), и это уже счастье – «когда радуга соединяет края пропасти».

Другой ряд метафор сознания так же связан со смыслом: «человек – это животное, которое находится в паутине смыслов, которую же он сам сплел» (Вебер). И человек может оказаться в ситуации, когда эта паутина слетела – в катастрофической для себя жизненной ситуации. Кроме паутины смыслов, паутины живого движения, - отмечает докладчик, есть еще и паутина перцептивных образов, имеющих большое число степеней свободы по отношению к оригиналу, но и делающих всякое движение целесообразным. Но метафоры есть и в физиологических механизмах: нужно вспомнить давние исследования нейрофизиологов о том, что «сеть дендритов колышется как веточки деревьев на ветру». Докладчик отметил, что никакого интегрирования этих разных систем – смысловой, перцептивной, двигательной, нервной быть не может в принципе. Но возможна их совместная работа, возможны резонансные отношения между ними, рефлексия, бытийный слой сознания.

Доктор психологических наук, профессор В.В. Знаков (Москва) в докладе «Самосознание, самопонимание и понимающее себя бытие» проанализировал проблемы взаимосвязи самосознания с самопониманием. С позиций психологии человеческого бытия он попытался дать положительный ответ на вопрос: может ли понимающее себя бытие рассматриваться не только как известная философская метафора (М. Хайдеггер), но и как реальный феномен самосознания? Иначе говоря, является ли понимающее себя бытие предметом психологического исследования? Многие современные психологи (например, К. Герген) при анализе закономерностей порождения психического ука­зывают на необходимость поиска различных психологических феноменов не только внутри ментального и экзистенциального опытов субъ­екта, но и в межсубъектном пространстве. К упомянутым фе­номенам относится и понимающее себя человеческое бытие. По С.Л. Рубинштейну, бытие, рассматриваемое как объект, в частности предмет психологического познания, это всегда бытие, включающее субъекта. Человек является той частью бытия, которая осознает сущее, целостное бытие. Специфические способы существования человека проявляются в функционировании сознания и реализации действий. Познающий и понимающий ситуации человеческого бытия субъект – это одновременно и уникальный человек, и универсальный представитель человеческого рода, т.е. субъект, воплощающий в себе группу, содружество эмпирических субъектов. Человеческое бытие не тождественно жизни индивидуального субъекта. Это понятие скорее соответствует рубинштейновскому понятию «мира» как совокупности вещей и явлений, соотнесенных с взаимодействующими людьми, как организованной иерархии различных способов существования. Человеческое бытие представляет собой такое единичное (в частности, индивидуально-психологические особенности общающихся людей), в котором потенциально представлено общее - весь мир, все человечество. Отсюда следует, что человеческое бытие может понимать себя. Понимающее себя бытие представляет собой диалектическое единство самопонимания взаимодействующих субъектов и группового понимания. Такое понимание порождается в межсубъектном пространстве на стыке разных ценностно-смысловых позиций. Оно базируется на общей платформе принимаемых определенными группами людей норм, ценностей, смыслов.

В заключении В.В.Знаков кратко рассмотрел современные психологические исследования, вносящие вклад в изучение проблемы понимающего себя бытия: самопонимания, индивидуальной и групповой рефлексии, самоанализа коллективного субъекта, коллективной памяти, экзистенциального опыта.

В докладе доктора философских наук, профессора А.П.Назаретяна (Москва) «Дисбалансы сознания как фактор антропогенных кризисов» раскрывается гипотеза техно-гуманитарного баланса. Историко-психологический анализ показывает, что чем выше мощь производственных и военных технологий, тем более совершенные средства регуляции необходимы для сохранения социума. Декомпенсированно агрессивное общество подрывает природные и/или геополитические основы существования и гибнет под обломками своего могущества. Есть закономерная зависимость между тремя переменными: силой, мудростью и жизнеспособностью социума или, иными словами: инструментальной ипостасью сознания, гуманитарной ипостасью сознания и внутренней устойчивостью социальной системы. Эта зависимость выведена из анализа многочисленных антропогенных катастроф в далеком и недалеком прошлом. Предполагается, что на протяжении всей человеческой истории и предыстории закон техно-гуманитарного баланса служил механизмом отбора, последовательно выбраковывая разбалансированные общества. Благодаря этому механизму, как показывают расчеты, в долгосрочной исторической ретроспективе, с ростом убойной мощи оружия и демографической плотности, коэффициент кровопролитности общества (отношение среднего числа жертв насилия в единицу времени к количеству населения) не увеличивался, а, напротив, неустойчиво, но последовательно сокращался…

Доклад доктора психологических наук, профессора А.О.Прохорова (Казань) «Рефлексивный слой психических состояний» был посвящен роли сознания в детерминации психических состояний. Докладчик обозначил свой подход, в основе которого лежит предположение о том, что смысловая организация сознания обусловливает избирательность влияния ситуаций жизнедеятельности и их содержания на субъекта. Ситуация опосредуется смысловыми структурами, в ней выделяются значимые составляющие, имеющие смысл для субъекта. Отражением этой детерминации являются психические состояния. В зависимости от смысловой организации сознания (личностный смысл, мотивы, ценности и пр.) даже в одной и той же объективной ситуации задается «направление» действия и возникают психические состояния разного качества, модальности, интенсивности.

В докладе доктора психологических наук, профессора В.Е.Семенова (Санкт-Петербург) говорилось о необходимости понимания любого общества как полиментального – и российского, и американского, и любого другого. К сожалению, чаще всего мы применяем западные психологические методики, рассчитанные на человека, обладающего специфическим западным рациональным сознанием - к носителям нашего отечественного менталитета, что получается не всегда адекватно. Начавшаяся перестройка, которую большинство из нас ожидало, и думало, что это будет социализм с человеческим лицом, и наступит настоящая гуманизация, к сожалению, оказалась совсем не гуманной по отношению к собственному народу. Еще в 2000 г., когда были выборы российского президента, Г.Явлинский, отражающий преимущественно прозападный менталитет, получил только 6 % голосов; в 2004 г. на выборы вышла И.Хакамада, представительница того же менталитета, и получила еще меньше голосов. И это свидетельствует о том, что нашему обществу, нашей науке нужно лучше понимать собственную ментальность, а не тупо американизироваться. У нас есть своя замечательная психологическая наука, свое выдающееся наследие. Это - Сеченов, Павлов, Ухтомский, Лазурский, Выготский, Рубинштейн, Ананьев, Мясищев, Поршнев, Платонов, Ломов и многие другие. Наша проблема в том, что мы не можем по-настоящему связать теорию с практикой, не используем собственные теории и плохо над ними работаем.

Е.А.Сергиенко, доктор психологических наук, профессор (Москва) в своем докладе «Непрерывность становления понимания в онтогенезе как проблема сознания» отметила, что доминирующей концепцией в отечественной психологии остается понимание сознания как присвоения культурных форм и средств психической организации. Однако такое присвоение оставляет пассивным субъекта развивающегося сознания. Кроме того, важно помнить, что сознание не возникает внезапно, вдруг. Е.А.Сергиенко раскрывает модель психического мира как непрерывный эволюционный процесс осознания, центром которого выступает структура Я. В становлении Я-концепции первым представлением о себе является Экологическое Я, далее появляется Я – Интерперсональное. Этот протоуровень становления «первичной субъектности», уровень неосознаваемого Я, который необходим для возникновения вторичной интерсубъектности. Таким образом, базовая концепция физического и социального мира строится на уровнях досознательного «понимания», первичной дифференциации отличия законов физического мира от человеческого, наделенного интенциями. Этот процесс становления можно представить как предсознание. В дальнейшем уровни развития модели психического раскрывают переход от становления уровня обладания внутренним миром, к пониманию эмоций, интенций, агента действий к субъекту действий и, наконец, самосознающему субъекту.

Доктор философских наук, профессор В.А.Шкуратов (Ростов-на-Дону) в докладе «К антропоисторике европейского «Я» рассуждает о связи диссоциации личности с генезисом сознания. Многими исследователями признано, что сознание непознаваемо (Гельмгольц, Рейман) для позитивной естественной науки, но наука непрерывно объективирует, опосредует это непознаваемое, она создала множество конструктов из этого непознаваемого, с помощью которых организует и человека в нашей дисциплинарной матрице, в так называемой пси-культуре. Но есть и другой способ опосредования – гуманитарный, рассказывающий. Теперь он легитимирован, поскольку есть такой метод – объясняющий рассказ. В.А.Шкуратов рассуждает о дихотомии тела и человеческого «Я», обращаясь к «Метаморфозам» Апулея, где ослиная шкура героя не только охватывает, но и давит рефлексивное Я, где тело выступает могилой души. И именно персонажная матрица апулеева романа, затеянного ради фиксирующего обманы и единственно подлинного сознания, оказывается колыбелью индивидуального европейского «Я».

Не менее интересной и продуктивной была и работа секций. Проблематику пленарного заседания продолжила секция «Теоретико-методологические проблемы сознания в современной науке» (руководители – Н.Н.Вересов, В.В.Селиванов). Обсуждались проблемы соотношения философии психологии и философской психологии, проблемы сознания, осознания и самосознания, динамика смыслов и значений сознания.

Наиболее репрезентативными по количеству выступающих и разнообразию тематики были секции «Самопознание и самопонимание субъекта как проблема психологии сознания» (руководители – В.В.Знаков, Е.А.Сергиенко), «Экспериментальная психология сознания. Метакогнитивные процессы личности, сознание и рефлексия» (руководители – В.М.Аллахвердов, А.Ю.Агафонов), «Структурные образующие сознания. Психосемантика сознания. Проблемы значения и смыслов» (руководители – В.П.Зинченко, Л.Р.Фахрутдинова). Важно отметить, что при сохранении в качестве базового подхода в изучении сознания – культурно-исторического, было сделано большое количество докладов, представляющих как эмпирические исследования, так и лабораторные эксперименты, схема которых тщательно продумана, а результаты подвергнуты адекватной математической обработке. Широко представлены исследования, проведенные в русле психологии понимания.

Большой интерес вызвала проблематика, связанная как с историей психологии сознания – секция «Творческое наследие отечественной науки в изучении сознания. Основные направления изучения сознания в зарубежной науке» - руководители Г.В.Акопов, Л.М.Попов), так и с проблемами будущего науки, и общества в целом. Дискуссионный характер носила работа объединенных секций «Психология сознания в исторической ретро- и проспективе. Ментальные типы (полиментальность) современной России» и «Сознание и глобалистика. Экология сознания. Сознание и образование» (Руководители – А.П.Назаретян, В.Е.Семенов, В.А.Шкуратов). Представлены интересные доклады, представляющие историю проблемы сознания в трудах отечественных и зарубежных ученых, исследования, связанные с изучением группового сознания и ценностей людей в историческом контексте – на основе анализа самых разных текстов. Однако обнаружена и сложность исследований такого рода, поскольку они зачастую обеспечены только качественными методами анализа.

Работа секции «Сознание как состояние, измененные состояния сознания. Сознание и невербальная коммуникация» (руководители – В.А.Лабунская, А.О.Прохоров) показала важность, но и сложность исследования проблемы соотношения осознаваемых и неосознаваемых компонентов выражения личности. Работа секций «Экономическое и правовое сознание. Психология ответственности» (руководители – В.П.Позняков, С.В.Быков) и «Психотерапия и практическая психология сознания» (руководители – К.С.Лисецкий, Р.Ф.Ихсанов) так же вызвала большой интерес участников.

На конференции были представлены новые книги и психологические периодические издания 2006-2007 гг. В.М.Аллахвердов презентировал журнал «Методология и история психологии», первый выпуск которого уже вызвал большой интерес. В дальнейшем в журнале будут публиковаться не только тематические собрания статей, но и материалы для подготовки аспирантов по предмету «История и философия науки». В.П.Зинченко информировал участников конференции о журнале «Культурно-историческая психология», представляющем одну из ведущих школ отечественной психологии. В отличие от него, журнал «Историческая психология и социология истории», представленный А.П.Назаретяном, будет носить междисциплинарный характер и включать материалы разных школ и направлений.

Участники конференции имели возможность представить свои новые книги, изданные в 2006-2007 гг.: В.В.Знаков «Понимание в мышлении, общении и человеческом бытии»; Е.А.Сергиенко «Раннее когнитивное развитие. Новый взгляд»; В.А.Шкуратов «Искусство экономной смерти», Н.И.Леонов «Конфликтология», «Конфликты и конфликтное поведение – методы изучения», «Психология социального мира»; В.Е.Семенов «Социальная психология искусства», П.В.Яньшин «Психосемантика цвета».

На конференции прошли презентации компьютерных психодиагностических комплексов (С.А.Мирошников, М.Г.Филиппова, Р.В.Чернов - Санкт-Петербург; П.В.Яньшин - Самара), разработанных для учебных и исследовательских работ в психологии.

В рамках конференции состоялись мастер-классы: Н.Л.Карпова (доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник ПИ РАО, Москва): «Логопсихотерапия: формирование творческого сознания» и М.Л.Покрасс (психотерапевт, врач высшей квалификационной категории, Самара): «О бережности в психотерапии». Профессор Н.Н.Вересов прочел вечернюю лекцию «Идеи Л.С.Выготского и западная психология».

В заключение конференции профессор В.П.Зинченко отметил ряд приятных моментов: географическая представленность участников конференции, что показывает развитие науки и психологии сознания не только в столичных университетах, но и по всей стране, и особенно – молодых исследователей; большое количество экспериментальных докладов, что придает реальность и фактуру столь спекулятивной теме как сознание. Были высказаны и критические соображения, связанные с тем, что одной из сквозных тем конференции явился смысл. И в этом проявляется наша отечественная традиция: на рубеже XIX-XX вв. было много великих книг о смысле: «Смысл любви» В.Соловьева, «Смысл творчества» и «Смысл истории» Н.Бердяева, «Смысл познания» А.Белого, «Явление и смысл», «Слово и смысл» Г.Шпета. Но страшно думать: не этот ли интерес породил эпоху бессмыслицы. И другая опасность, проистекающая из нашей ментальности. Возьмем протестантов: взошло солнце и надо работать. А возьмем русского человека: пока он не увидит смысл, он работать не начнет. А когда он найдет смысл, то зачем работать? Вот о чем нам нужно задуматься – как повысить культуру размышлений о смысле. Отщепление психологии от философии и превращение ее в самостоятельную, позитивную науку, не говорит о том, что философская психология перестала существовать. Она есть, она удивительно интересная и не только в постмодернизме. И нам не следует делать вид, что ее нет. Раз мы взялись за этот гуж – сознание, то мы должны дружить с нашими соседями – философами. Сознание – это великая тайна, и мозг – великая тайна, но это две разные тайны.

На закрытии конференции было принято решение о необходимости сделать регулярным проведение конференций по психологии сознания. С этой целью – целесообразным было бы создание постоянно действующего координационного совета и секции при РПО, ответственных за организацию исследований проблематики психологии сознания.

 

Г.В.Акопов,

доктор психологических наук, профессор

 

Е.В.Бакшутова,

кандидат психологических наук