Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посещения и просмотры:

Яндекс.Метрика

Всего просмотров:

2987

(с 01.04.17 по 28.11.17)

За последнюю неделю: 114

 

многомерность сознания:

типологизация исследовательских подходов

 

Акопов Г.В.

Самарский государственный социально-педагогический университет, Самара, Россия

Статья из сборника: http://www.mgudt.ru/naukan/nti/nkpbMGUDT/index.aspx

Сборник статей международной научно-практической конференции  «Гуманитарные основания социального прогресса: Россия и современность». В 8 частях. Часть 1. /Под ред. В.С.Белгородского, О.В.Кащеева, В.В.Зотова, И.В. Антоненко. Москва, 25-27 апреля 2016 г. Московский государственный университет дизайна и технологий. С.16-23

Наука сознания определяется как современная междисциплинарная область научных знаний. В психологическом плане наиболее сложной является трактовка сознания как явления субъективности (трудная проблема сознания). В российской психологии сопоставимой проблемой может быть представлена неразрывность знания и отношения в структурном определении сознания. В широком плане сознание исследуется с позиций биоэволюционной, нейрофизиологической, нейрокогнитивной, социолингвистической, культурно-исторической и др. наук. Сохранению целостности изучаемого явления способствует идея многомерности, многоуровневости сознания и его хронотопической организации. Типологизация исследовательских подходов к проблеме сознания позволяет упорядочить существующие изыскания в логике детерминации. Вместе с тем представленность в рассматриваемой типологии субъектной (личностной) интенции исследователя сохраняет возможность и реальность самодетерминации в пространстве проявления сознания. Типологический подход позволяет выделить и оформить не только пространства явлений и исследований сознания того или иного типа, но также пространство исследователей сознания со своеобразными установками, т.е. тем, что называют «личностным» или «имплицитным» знанием, ценностным отношением, субъективной уверенностью и др.

Ключевые слова: Наука сознания, трудная проблема, исследовательские подходы, типология подходов, культурно-исторический контекст, дефиниции сознания, собственник сознания, экология сознания, субъект сознания, пространства сознания, множественность пространств.


 

Multidimensional consciousness:

TYPOLOGY of research approaches

 

Akopov G.V.

Samara State University of Social Sciences and Education, Samara, Russia

 

The science of consciousness is defined as an interdisciplinary field of modern scientific knowledge. In psychological terms, the most difficult is the interpretation of consciousness as the subjectivity phenomena (difficult problem of consciousness). In Russian psychology comparable problem can be represented by the inseparability of knowledge and attitude in the structural definition of consciousness. In broad terms, consciousness is researched from the point of biological evolution, neurophysiological, neurocognitive, sociolinguistic, cultural and historical and other sciences. Preservation of the integrity of the phenomenon under study contributes to the idea of multi-dimensional, multi-level consciousness and its chronotopic organization. Typology of research approaches to the problem of consciousness allows to organize the existing research in the logic of determination. At the same, in considered typology the representation of the researcher's subjective (personal) intentions retain the possibility and reality of self-determination in the space of consciousness manifestation. Typological approach allows to select and arrange not only space of phenomena and particular consciousness type research, but also the space of consciousness researches with peculiar settings, i.e. the so called "personal" or "implicit" knowledge, values, attitude, subjective confidence, etc..

Key words: The science of consciousness, difficult problem, research approaches, types of approaches, cultural and historical context, the definition of consciousness, consciousness owner, environmental consciousness, the subject of consciousness, space of consciousness, multiplicity of spaces.

 

Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России № 25.1028.2014/К по теме «Социальная психология религиозного (конфессионального), этно-национального, правового и регуляционно-управленческого сознания в современной России»

Глубинная сложность проблемы сознания, обозначенная в объединяющем различные аспекты концепте «многомерное сознание» (Петренко В.Ф.), определила множественность современных исследовательских программ в междисциплинарной области, называемой сегодня «Наукой сознания» (Velmans M.).

В широком поле современных исследований сознания проблема соотношения объективного (объяснимого в принятой терминологии и логике рассуждений, закономерного, использующего детерминационные описания строго однозначного или вероятностного порядка.), и субъективного (использующего, так называемые, знания от «первого лица») исканий, по-видимому, является главной, если не самой трудной («Hard problem of consciousness»). Трудность на наш взгляд, связанна с тем, что не всегда отчетливо дифференцируется семантика термина «знание». В одном случае оно может определяться как информация, однопорядковая со структурной и функциональной организацией неживой материи и в этом плане возможна также постановка и решение задачи создания искусственного интеллекта (Дубровский Д.И., 2015). В другой трактовке человеческое знание неотрывно от человеческого отношения (Леонтьев А.Н., Рубинштейн С.Л. и др.). Если искусственно из всей совокупности человеческих отношений к знанию, выделить исключительно познавательное отношение, то и в этом случае весьма сложно однозначно определить процессы и результаты познания. Так, в логике понимания, отчетливо дифференцируются знание–интерпретация, знание–постижение, знание–тайна (Знаков В.В.). Искусственное воспроизводство такого знания равносильно созданию искусственного человека, а предварительно, живого организма.

Признанная в ряде зарубежных исследований проблема «квалиа» как одна из самых трудных в Науке сознания, может быть, по нашему мнению, отождествлена или уподоблена проблеме «знание–отношение», определяющей существенную характеристику человеческого знания, представляющего далее неразложимую единицу («клеточку») сознания. (Выготский Л.С.). Другое дело, что знание может быть проявлено в существенно различных языках – телесном, образном, речевом, языковом, символическом и т.д. (Зинченко В.П., 1998); а отношение – в различных видах и типах (Мясищев В.Н.), включая явление смысловой установки (Асмолов А.Г., 2002).

Включенность синкрета «знание – отношение» в предметное и инструментальное содержание любого научного дискурса о сознании представляет, не всегда эксплицируемую как трудную, проблему сознания: нечто, используемое для изучения другого, само является частью этого другого, с одной стороны (проекция концепта «знание» на предметную область сознания, т.е. посредством одного неизвестного исследуется другое неизвестное); с другой – частное (фиксированное отношение исследователя к предмету) «пытается» охватить, « объять» общее (совокупность или система всевозможных отношений). Известно, что в случае принципиальных затруднений подобного рода традиционно осуществляется редукция, либо «дробление» проблемы на ряд составных, более простых задач, решение которых в совокупности может облегчить или пролить свет на решение основной проблемы.

Редукционизм – наиболее распространенный прием объективизации научного знания с конца XIX в. Вплоть до середины XX в. (Акопов Г.В., 2015). Различные виды и формы редукционизма – физиологизм, нервизм, энергетизм и др. широко использовались в психологии. В прежних, а также новых формах редукционизм представлен также в исследованиях сознания (Акопов Г.В., 2010). Отчетливая дифференциация естественно-научных (одна из форм редукционизма) и гуманитарных подходов к решению проблемы сознания, как и опыт строго логического построения научной системы знаний о сознании, представлен в работе В.М. Аллахвердова. Вместе с тем как определенные альтернативы «психологике» сознания (Аллахвердов В.М., 2000), можно рассматривать психосемантическую концепцию сознания (В.Ф. Петренко), метасистемный подход (А.В. Карпов), двухфакторную модель (Акопов Г.В., 2010) и др.

Ежегодно обновляемый и расширяемый тезаурус научных знаний в Науке сознания (ASSC) задает определенную сложность в научно-познавательной ориентировке и в исследовательской  избирательности авторов. Представленная нами типологизация исследовательских подходов по проблеме сознания (Akopov, Акопов, 2015) определяет некоторые предпосылки систематизации все возрастающего объема исследований в этой области.

Сложившиеся в разных странах, в тех или иных территориях, в отдельных исследовательских центрах традиции (научные школы) могут определять территориально-культурный контекст исследований сознания. Наука, как отмечают В.Ф. Петренко и А.П. Супрун, «имеет национально-этническую специфику, и можно говорить о специфике, например, отечественной, американской, французской, или, скажем буддийской психологии и философии» (Петренко В.Ф., Супрун А.П., 2015). Словосочетание «национальная наука» может вызывать возражение, в особенности у представителей естественных наук. Обстоятельный анализ данного вопроса осуществленный Александровым Ю.И. и Александровой Н.Л., опирающихся также на исследования зарубежных авторов, позволил сформулировать тезис о «национальном своеобразии наук как принципиальной характеристике и ценности мировой науки» (Александров Ю.И., Александрова Н.Л., 2010).

Консолидирующая позиция в решении этого вопроса (одна наука или взаимодополнение исследований в различных национальных школах) отстаивается в публикациях Юревича А.В. (Юревич А.В., 2010).

Сравнительный или метакогнитивный анализ несовпадающих результатов и выводов, полученных разными авторами в рамках решения одной и той же или серии эквивалентных теоретико-эмпирических задач, становится достаточно широкой практикой современной психологии. Ее распространение в «пространство» национально-культурных научных достижений – как в прошлом, так и современных исследований сознания, представляет важный ресурс и развивающуюся перспективу.

К контекстному типу исследований, включающему как постановку проблемы сознания в тех или иных национально-территориальных и авторских научных школах, так и совокупность условий, причин и сложившихся практик, – достаточно близок широкий спектр сущностных определений сознания и соответствующих этим определениям изысканий. Сюда можно отнести определение сознания как разновидности материи, в частности, нервная энергия (В.М. Бехтерев), лептонное поле, осцилляции, волновая функция, иной тип материи (Д. Чалмерс) и др. Естественно отнести к этой категории исследований  также те, в которых дефиниции сознания тождественны идеальным явлениям (информация, коммуникативное поле, социо-культурное или семиотическое пространство и др.).

Другая достаточно распространенная линия исследований сознания связана с различными атрибуциями носителя сознания или «собственника сознания» по Г.Г. Шпету, а именно: человек (тело, нервная система, мозг), общество, высшие позвоночные, все живые организмы, космос и др.

Традиционно, как тип междисциплинарного или комплексного исследований сознания, существуют граничные по отношению к сознанию исследования (внешняя и внутренняя детерминация или регуляция сознания). Наиболее часто осуществляется поиск физиологических или нейронных коррелятов сознания («внутренняя» граница сознания); широко известна гипотеза лингвистической относительности Сепира Уорфа («внешняя» граница сознания) и др.

Достаточно распространен тип исследований, определяющих характер взаимосвязи, взаимодействия внутренней и внешней субстанции по отношению к сознанию. Процессуальным и результативным аспектом, определяющим характер взаимодействия внешнего и внутреннего в советской психологии номинировалось отражение, не потерявшее своего методологического и концептуального значения для построения целостной системы психологического знания (Н.И. Чуприкова, 2015). Альтернативный подход в рамках данного типа изысканий связан с функцией порождения (А.И. Миракян, В.И. Панов и др.). Идеология конструктивизма, первоначально широко определившаяся в социологии и социальной психологии, рассматривает конструирование в качестве процесса и результата взаимосвязи, взаимодействия внешнего и внутреннего. Конкретное общепсихологическое (психология личности) воплощение «конструкционнизма» осуществлено в системе личностных конструктов, предложенной Г. Келли. В концепции многомерности сознания, предложенной В.Ф. Петренко (Петренко В.Ф., 2010), осуществлен синтез идейной (конструктивизм) и инструментальной сторон исследования сознания.

Теоретически возможно независимое (параллельное) функционирование внешнего и внутреннего, по отношению к сознанию человека, «миров». В этом случае сознанию приписывается свойство эпифеноменальности. Идея консолидирующего взаимодействия в границах сознания высказана в работе автора (Акопов Г.В., 2010).

Иной, широко представленный в современной Науке сознания, тип исследований связан с характеристикой психологических «инструментов», используемых как в методическом обеспечении исследования (по отношению к респондентам), так и в собственной аналитической работе исследователя. В качестве таких инструментов часто выступают когнитивные функции (внимание, память, мышление, рефлексия и др.), что вкупе с идеологией теоретической и экспериментальной «вычислимости» сознания определило одну из доминирующих ориентаций в современной психологии – когнитивизм.

Поведенческий императив как инструмент исследователя для сознательно «очищенного» от предмета изучения сознания в пользу анализа объективно регистрируемых реакций испытуемого на определенные стимулы (бихевиоризм) все более отступает под натиском нейро-когнитивных исследований сознания. Тем не менее, пользу, как и новые версии этого инструмента (см. Dennett D.C.) нельзя отрицать. Значительно менее представлены в современной науке эмоционально-образные инструменты исследования сознания, в частности, интуитивизм (А. Бергсон и др.).

К новым инструментальным дополнениям можно отнести, не отменяющие количественных – качественные методы, такие как нарратив, дискурс-анализ и др.

Не всегда акцентируемый как тип исследований, тот или иной аспект (модус) сознания избираемый в качестве предмета, связан с определенным проецированием объекта, т.е. феноменального поля сознания, до той или иной его разновидности: языковое (речевое) сознание, рефлексивное (интроспективное) сознание, коммуникативное, в том числе невербальное сознание, поведенческое (намеренное) сознание, особые и измененные состояния сознания, созерцание (Акопов Г.В., 2014) и др.

Разнообразие видов человеческой активности не может не отражаться в исследовательских программах, определяющих соответствующие направления (тип) исследований: экологическое сознание, политическое, правовое, управленческое и др. Сложность состоит в том, что данный тип исследований как правило не несет в себе универсальной или строго фиксируемой типологической ориентации и может основываться на любой из представленных выше типологических возможностей. Так, экологическое сознание может изучаться сопоставительно с точки зрения соответствующих исследований в тех или иных национально-культурных контекстах или в специфике релевантной научной традиции, а также с точки зрения экологических представлений, установок, намерений, поведения и т.д.

Не в последнюю очередь явные или имплицитные научные установки, особенности мышления, ценностные ориентации и др. личностные характеристики могут определять соответствующую направленность и результат научных исследований. В частности глобальность в противоположность локальности («точечности») в постановке и решении задачи определяет ту или иную программу исследований и соответствующий результат (см. Wilber K.). Сегодня весьма популярен холизм в противовес элементаризму в исследованиях сознания. Редукционизм как научная установка или тип мышления ученного периодически обновляется, варьируясь с представлением о самотождественности объекта исследования (сознание). Рационализм – интуитивизм, реализм (практицизм) – идеализм (ценностные отношение) и др. личностные интенции могут определять новизну в постановке и решении устоявшихся или актуальных проблем сознания. Рассматриваемая позиция отчетливо выражена в работе В.Ф. Петренко и А.П. Супруна: «Мы исходим из имплицитной включенности субъекта познания в конструируемую им картину мира и невозможности вывести его за рамки изучаемой реальности, описав ее в виде «объективной» и независимой от познающего» (Петренко В.Ф., Супрун А.П.).

Таким образом, сознание, выступая одновременно объектом, предметом, контекстом, условием, инструментом, формой, содержанием и, возможно, другими модусами проявлений, определяет не однозначную многомерность, а множество различных пространств сознания, возможно в одном носителе (человек) или в групповом выражении – все человечество. Разные пространства наделены различной «метрикой», что и определяет те или иные системы детерминации. Свобода человека как исследователя человеческого или иного сознания в этом контексте, определяется произвольностью выбора, а также проектирования и конструирования новых или трансформации «старых» пространств. Если говорить об историческом прогрессе в этом плане, то на смену «подчиняющим», детерминативным механизмам, вслед за конкурентными и формально равноправными, должны прийти содержательно консолидирующие механизмы взаимодействия людей и сообществ во всех наследуемых человеком средах обитания.

 

Список литературы

Акопов Г.В. В.М. Бехтерев: границы объективизма и безграничность человеческого сознания // Бехтерев и современная психология человечности: сборник статей V Международной научно-практической конференции. 10-12 сентября 2015 г. – Казань: Отечество, 2015. С. 9-17.

Акопов Г.В. Порядок детерминации и логика произвольности в многомерном поле исследований сознания // Психология сознания: этно-национальные, религиозные, правовые и регулятивные аспекты: материалы международной научной конференции, 15–17 октября 2015 г., Самара / под ред. Г.В. Акопова (отв.ред.), Е.Л. Чернышовой, С.Г. Ихсановой. – Самара: ПГСГА, 2015. С. 13-17.

Акопов Г.В. Психология сознания: Вопросы методологии, теории и прикладных исследований. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010.

Акопов Г.В. Созерцание в категориальной системе современной психологии: теоретические и прикладные аспекты / под ред. В.Ф. Петренко. – Самара: Издательство ВЕК#21, 2014.

Александров Ю.И., Александрова Н.Л. Комплементарность культуроспецифических типов познания // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. №3. 2010. С. 18-35.

Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс (Экспериментальная психологика, т.1) – СПб, «Издательство ДНК», 2000.

Асмолов А.Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. – М., 2002.

Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания (Essai sur les données immédiates de la conscience), 1889.

Выготский Л.С. Проблема сознания // Собр соч. В 6 т. – М., 1982. Т. 1. Вопросы теории и истории психологии. С. 156-167. – М.: Изд. «Педагогика». 1982.

Дубровский Д.И. Проблема «Сознание и мозг». Теоретическое решение. – М.: Канон, 2015.

Знаков В.В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. 448 с.

Карпов А.В. Психология сознания: Метасистемный подход. – М.: РАО. 2011. 1088 с.

Миракян А.И. Контуры трансцендентальной психологии (книга 2). – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004.

Мясищев В.Н. Проблема отношений человека и ее место в психологии // Вопросы психологии. 1957. № 5. С. 142-154.

Панов В.И. Сознание как предмет психологического исследования: гносеологический, онтологический и трансцендентальный аспекты // Психология сознания: современное состояние и перспективы: Материалы II Всероссийской научной конференции 29 сентября – 1 октября 2011 г., Самара. – Самара, 2011. С. 102-108.

Петренко В.Ф. Многомерное сознание: психосемантическая парадигма / В.Ф. Петренко. – 2-е издание, дополненное. – М.: Эксмо. 2013.

Петренко В.Ф., Супрун А.П. Методологический манифест психосемантики: сознание , детерминизм и свобода воли // От истоков к современности: 130 лет организации психологического общества при Московском университете: Сборник материалов юбилейной конференции: В 5 томах: Том 1 / Отв.ред. Богоявленская Д.Б. – М.: Когито-Центр, 2015. С. 100-103.

Ревонсуо А. Психология сознания / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2013.

Чуприкова Н.И. Психика и психические процессы (система понятий общей психологии). – М.: Языки славянской культуры, 2015.

Шпет Г.Г. Сознание и его собственник // Философские этюды. – М., 1994.

Юревич А.В. Российская психология в мировом мейнстриме // Вопросы психологии. 2010. № 1. С. 3-14.

Akopov, G. Typological approach to analysis of various consciousness research programs / Г.В. Акопов // 19th Annual Meeting of the Association for the Scientific Study of Consciousness. Paris, July 7th – 10th 2015 (http://www.theassc.org/files/assc/Book%20of%20Abstract.pdf  ). Р. 52.

Chalmers, D.J. ‘Moving forward on the problem of consciousness // The Journal of Consciousness Studies. 1997. 4 (1). P. 3–46.

Dennett, D.C. (1991), Consciousness Explained (Boston, MA: Little, Brown & Co).

Hard problem of consciousness. T. Alter // The Oxford Companion to Consciousness / Ed. T. Bayne, A. Cleeremans, P. Wilken. Oxford University Press. 2014. P. 340-343/

Velmans, M. (1996), An introduction to the science of consciousness // The Science of Consciousness: Psychological, Neuropsychological and Clinical Reviews / Ed M. Velmans. London: Routledge.

Wilber, K. An integral theory of Consciousness. The Journal of Consciousness Studies. 1997. 4(1). P. 71–92.