Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посещения и просмотры:

Яндекс.Метрика

Всего просмотров:

3150

(с 01.04.17 по 12.12.17)

За последнюю неделю: 100

 

Созерцание: современное теоретико-эмпирическое исследование[1]

 Г.В.Акопов, Т.В.Семенова (Самара)

// Креативная экономика и социальные инновации. Выпуск 3. № 1(4). 2013. С.67-80

        В статье рассматривается архаичный термин «созерцание» с современных позиций коммуникативной парадигмы психологии сознания. В теоретической части исследования  соотнесены словарные определения и философские характеристики созерцания с понятийным аппаратом современной психологии (бинарность, дихотомизм, деятельность и сознание, субъект и сознание, деятельность и созерцание, контакт и свобода и др.). В эмпирической части обобщены описания (письменные самоотчеты) современных студентов-психологов о созерцании как личном опыте, помогающие категоризовать определение созерцания как научного психологического термина. 

  

Созерцание - довольно редко используемое в со­временной психологии понятие, не наделённое категори­альным статусом. Распространённый ассоциативный от­клик связан со словосочетанием «чувственное созерца­ние», после К. Маркса «уничижительно» возвращённое сенсуализму и не вписавшееся в «грандиозную» перспек­тиву экономико-социальной и политической практики, метафорически названной в одной из работ М.К. Мамардашвили «ящиком Пандоры».

Значительный рост научного интереса к проблеме сознания в последние годы, а также в значительной мере увеличение доверия к этой категории (А.Ю. Агафонов, Г.В. Акопов, В.М. Аллахвердов, В.П. Зинченко, В.Ф. Пет­ренко и др.) вызывают надежду на то, что понятие созер­цания займет свое достойное место в категориальной системе теоретической и прикладной психологии. В оп­ределённом контексте (бинарность, дихотомизм) не дея­тельность и сознание, а деятельность и созерцание в лю­бом диахроническом плане, выводимом из диалектиче­ского дискурса «субъект и сознание», задают одну из базовых оппозиций современной психологии сознания [1;2;3;4].

В связи с перспективами новых трактовок понятия «созерцание» обратимся к устоявшимся словарным зна­чениям.

В словаре С.И. Ожегова созерцание (созерцать, со­зерцатель, созерцательный) определяется как пассивное наблюдение, бездеятельность, рассматривание [10].

Более широкое поле значений находим в словаре В.И. Даля: созерцать - «внимательно или продолжитель­но рассматривать, наблюдать, смотреть со смыслом, вни­кая, углубляясь в предмет, изучая его, любуясь им; вни­кать во что-то мысленно, разумом, духом. Созерцая при­роду, созерцаем и величие создателя» [7: 261].

В Краткой философской энциклопедии в трёх группах значений созерцания фиксируются процессуаль­ные и результирующие аспекты; внешняя и внутренняя, перцептивная и смысловая стороны созерцания; «эмпи­рическое, непонятийное, нерациональное постижение действительности» и т. д. [9: 422].

В Философском энциклопедическом словаре со­зерцание определяется как «непосредственное отноше­ние сознания к предмету», «проникновение через види­мость явлений к их сущности» или (в диалектическом материализме) «целостное осознание предмета, предше­ствующее понятийно-логическому мышлению» [14: 596].

В одном из новых словарей философских терминов «созерцание сущности» определяется через отсылку к термину «идеация» (феноменология Э. Гуссерля), кото­рый, в свою очередь, интерпретируется следующим обра­зом: «направленность сознания непосредственно на "все­общее" ("сущность", "эйдос", "априори"), а также метод созерцания всеобщего». Здесь «созерцание сущности» сближается с понятиями «категориальное созерцание» и «эйдетическая интуиция» [13: 182].

В этом же словаре со ссылкой на C.JI. Рубинштей­на приводится весьма интересное утверждение: «Созер­цание есть равноправное взаимодействие двух реально­стей, субъекта и объекта» [13: 525].

Если мы соотнесем приведенные выше определе­ния и характеристики созерцания с понятийным аппара­том психологии, то придем к следующим заключениям. Созерцание как философское понятие можно сопоста­вить с релевантным психическим явлением, потенциаль­но выступающим в формах процесса, состояния и свой­ства субъекта (индивида, личности, индивидуальности).

Характеризуемое как отражение оно может как приобре­тать, так и терять активность (свободу, интенциональность, направленность, опосредованность и т. д. и т. п.), будучи равноправным выражением «реальности субъек­та» и «реальности объекта» (C.JI. Рубинштейн). Инверсируя от внешнего к внутреннему и наоборот, созерца­ние может охватывать своим «вниманием» самые разно­образные предметы, объекты, явления, сущности, про­цессы, состояния и т. д., создавая и разрушая типологии, классификации, соединения, разъединения, целое и со­ставные части, композиции и деконструкции.

Следует отметить, что источником, средством или «орудием» созерцания выступает не только визуальная система: определённое соотношение звуков (шум ветра, звуки леса, птичий гомон, протяжная песня, симфониче­ская или иная композиция и др.), внутрителесных и по­верхностно-мышечных гармоничных ощущений (легкое насыщение, посильное физическое напряжение, первич­ное утомление и т. д.), спокойное длительное движение, полёт и т. д. и т. п. Созерцание в синхронии можно обо­значить как состояние необремененности прошлым и не­озабоченности будущим в благообретенном настоящем.

В возрастно-психологическом плане созерцание при­обретает доминантную роль (А. Ухтомский) в периоды возрастных и иных кризисов, наиболее явно обнаружива­ясь в младенчестве, в юности и в преклонном возрасте.

Некоторые заболевания «благоприятствуют» ак­туализации созерцания (см. повесть JI. Толстого «Смерть Ивана Ильича»), посредством которого проявляются скрытые контексты и обнажаются иные смыслы. В этом плане важно отчетливо дифференцировать явления созер­цания и переживания. В последнем случае неотъемлемой и существенной характеристикой является эмоциональная составляющая. Для созерцания эмоциональная сторона вовсе не обязательна, если она вообще имеет место.

Достаточно сложен и характер отношений созер­цания с базовыми психическими процессами. Оно кон­груэнтно вниманию, не совпадая с ним (ненаправленное сосредоточение, задумчивость). Созерцание может быть обращено из настоящего в прошлое или наоборот, де­зориентируя работу памяти. Оно может быть восприяти­ем явного (реального) и ирреального, контаминируя пер­цепцию с воображением. Чуждое опосредованию, оно (созерцание) не мыслит и вместе с тем постигает сущ­ность. Не откликаясь ни на одну из поименованных в на­уке эмоций, созерцание, возможно, несет в себе магию леонардовской Джоконды и вместе с ней полное отсут­ствие мотивации и видимого действия.

Уравнивая реальности субъекта и объекта (C.JI. Ру­бинштейн), созерцание выступает оппозицией (антино­мией) деятельности, подтверждая либо разрушая един­ство деятельности и сознания (C.JI. Рубинштейн). Созер­цание противостоит также прагматизму (утилитаризму, ко­рысти, ангажированности и т. д.) не только в одной из сво­их разновидностей - эстетическом созерцании (И. Кант). В своей «неподвижной» противоположности любому вектору движения (действия) созерцание подобно свето­носному (озаряющему) состоянию. Вместе с тем оно не тождественно состояниям озарения или инсайта, так как то и другое выступают итоговыми фазами целенаправ­ленного поиска, ожидаемого решения заранее постав­ленной задачи. Созерцание абсолютно свободно, так как неподвластно регуляции.

Как отмечают В.Ф. Петренко и В.В. Кучеренко, «концентрируясь "здесь и сейчас" на вид величественной горной гряды или глядя на горизонт великого океана, мы испытываем состояния, близкие к тем, что испытывал другой человек, стоявший на этом месте и погружённый в созерцание столетия назад. В этот момент времени прошлое и настоящее, а также будущее (в восприятии еще не родившегося человека) сливаются, и мы чувству­ем бездну вечности» [11: 164].

Свобода или случайность (спонтанность) выража­ются в том, что это состояние может актуализироваться, а возможно, и нет, так же как и его смысловое оформление.

Соотнося созерцание с явлениями измененных со­стояний сознания (ИСС), можно, на наш взгляд, включить его в класс ИСС как необычное состояние сознания, если последнее определяется как разновидность ИСС. В этом случае в классе ИСС созерцание занимает особое место, не совпадая с известными другими (медитация, транс, мо­литва, затворничество, мантрическое или янтрическое сознание и др.). Вместе с тем некоторые ИСС тесно взаи­мосвязаны с созерцанием, стимулируя либо продуцируя друг друга (состояния Самадхи, Випассана) [11].

В связи с этим вывод, к которому приходят В.Ф. Пет­ренко и В.В. Кучеренко, на наш взгляд, можно отнести не только к состояниям медитации, но и к созерцанию. Конгруэнтное качество одного (созерцание) и другого (медитация) состояний связано с «изменением форм ка­тегоризации мира, себя, других, со снятием субъект- объектной оппозиции "Я" и мира», то есть «снятием двойственности» (В.Ф. Петренко). Однако при всем сходстве обозначенных механизмов (декатегоризация, изменение качества оппозиции «Я» - «не Я») состояние созерцания, в отличие от медитации, не обязательно и не часто ассоциировано с исчезновением «Я», «растворени­ем его в едином сознании мира». Созерцающее «Я» од­новременно и «в себе» и «в объекте» (мире), оно сохран­но, хотя и со слабо различимыми границами, что, по- видимому, более характерно для западной ментальное™, в сравнении с восточной. Более общим механизмом ре­гуляции состояний в одной и в другой культуре является представленный нами в контексте факторной структуры сознания механизм соотношения контакта (коммуника­ции, смыслового общения) и свободы (выбора, созида­ния) в сочетании с внутренним или внешним планами бытия. Общими для обеих культур (Запад - Восток) пре­дикторами созерцания являются ситуации экстремаль­ных ограничений во внешней коммуникации (различные формы уединения). Процессы внутренней коммуника­ции, в этом случае в формах аутокоммуникации или транскоммуникации (по Кабрину), одинаково возможны, но не равновероятны Для обозначенных культур. Иное соотношение в случае экстремального ограничения внешних свобод, субъективно принимаемых в одной ментальности (Восток) и лишь более или менее ограни­чиваемых в другой (Запад). Здесь, на наш взгляд, проле­гает граница между медитативным (трансовым) и созер­цательным состояниями. В качестве подтверждающих иллюстраций, альтернативных примерам из буддистской литературы, можно отметить созерцающий персонаж из повести Ф.М. Достоевского «Белые ночи», а также ран­ний литературный этюд Ф. Кафки «Созерцание».

Более дифференцированные кросс-культурные ис­следования моментов созерцания (созерцательности) в ор- наменталистике, в архитектурных формах, в садово-пар­ковом искусстве, в протяжных песнях и в определённых жанрах музыкального фольклора, поэзии и т. д. позволят определить многообразие модусов и структур, запёчат­лённых как органичные сознательно-бессознательные дополнения в различных видах человеческой активности (деятельности).

Продолжая линию сопоставлений, отметим, что со­зерцание также не тождественно мистическим состояни­ям. Опираясь на материалы книги У. Джеймса, которая, по мнению П.С. Гуревича, «до сих пор остаётся непре­взойдённой по проникновению в тайны мистического опыта», и на комментарии П.С. Гуревича [6], можно сде­лать следующие основные выводы. Одно из важных раз­личий состоит в том, что психологическую основу мис­тики составляет «стремление вступить в прямой контакт со сверхъестественным», в то время как для созерцания это вовсе не обязательно. П.С. Гуревич находит у Джейм­са четыре главных характерных признака, или критерия, мистических переживаний. Часть из них совпадает с про­явлениями созерцания, например «неизреченность, т. е. невозможность изложить собственные ощущения и впе­чатления на обычном языке, т. к. мистический опыт не имеет конкретных аналогов в земной жизни» [6]. От за­думавшегося (созерцающего) человека также трудно по­лучить однозначный ответ, выражающий пережитое со­стояние. Конечно, можно найти определенные слова, как это сделано в прекрасных зарисовках И.А. Ильина: «Че­ловек предается легкому и свободному взиранию; ему дается счастье чистого и бескорыстного созерцания; он вступает в некий Божий театр, древний, как мир, и бла­гостный, как его Творец» [8: 55]. Но передача «истинно­го» содержания требует иных знаковых средств, не то­ждественных обычной речи.

Другая характеристика мистического пережива­ния - «интуитивность как особая форма познания... мо­менты внутреннего просветления» [6: 415]. В связи с этим П.С. Гуревич, характеризуя «древний гнозис», ря- доположно упоминает созерцательность, всеохватность и интуитивность постижения реальности [6], то есть и в характерной для мистики интуитивности нет тожде­ства с созерцанием, которое вместе с тем также может быть формой познания, просветления и т. д.

Третий признак - кратковременность - является вполне общим как для мистики, так и для созерцания, хотя время, на наш взгляд, в этих состояниях необходимо оценивать несколько иначе.

Весьма важным признаком мистического пережи­вания является «бездеятельность воли» [6]. Созерцание также характеризуется «остановкой» предшествовавших процессов, отсутствием вектора действия, движения. От­личие состоит лишь в том, что, на наш взгляд, в мистиче­ском состоянии сохраняется хотя бы часть предшество­вавших ожиданий, в то время как у созерцания нет и это­го, так как оно всегда одномоментно (в своем начале), ситуативно, неожиданно (внезапно); и оно (созерцание) не обязательно, в отличие от мистики, ищет «таинствен­ную связь с Богом и миром» [6: 418].

В качестве безусловно общей характеристики ми­стики и созерцания следует признать заключение П.С. Гуревича о «некоем океаническом сознании, в котором устраняются различия между индивидом и миром. Они растворяются в безграничной целостности» [6: 423].Можно констатировать, что и в том и в другом случае имеет место психопрактика обретения живого (рационально-иррационального) опыта, будь то воспри­ятие и понимание мира и себя, или частное отношение, или система отношений.

И если мистика - это целенаправленное «погруже­ние» в иное сознание или бессознательное, то созерцание - это спонтанно обретаемая точка (область) схождения со­знания и бессознательного.

Таким образом, введение категории созерцания в предметную область современной психологии позво­ляет исследовать соответствующие явления как в теоретико-методологическом, так и в прикладном планах, на­пример в приложении к таким отраслям психологии, как возрастная, педагогическая, клиническая, психология лич­ности, этническая, кросскультурная психология и т. д.

В эмпирическом исследовании созерцания (Самара, 2011 г.), проведенных под нашим руководством,  приняли участие студенты очного и заочного отделений факультета психологии Поволжской государственной социально-гуманитарной академии. Им была предложена анкета с рядом вопросов, помогающих описать состояние созерцания, если таковое знакомо испытуемым. Оказалось, что это  смогли сделать не все, примерно треть участников отказались от опроса, объясняя это тем, что не поняли, о чем собственно идет речь (учебных курсов, в которых могло бы встретиться это понятие, на момент опроса не было). Таким образом, в эксперименте по «словесному описанию созерцания» участвовало 56 человек (от 18 до 32 лет, 54 женского пола, 2 мужского). Студенты-психологи в данном случае выступили не столько испытуемыми, сколько информантами и соавторами «группового портрета» созерцания, помогающего категоризовать его определение как научного психологического термина.

Подобный исследовательский прием был нами апробирован в предыдущих исследованиях необычных состояний сознания, например, таких как состояние «контакта» в общении [12] или «контакта с вещью» в материальном мире вещей [5]. Для интерпретации полученных текстовых данных использовался метод контент-анализа. Первым выводом может служить факт, что состояние «созерцания» людьми дифференцируется  и они преимущественно охотно (хотя иногда очень немногословно) делятся своими впечатлениями, иногда оправдываются  так: «это невыразимо, трудно подобрать слова», «мне кажется, что я путаю это состояние с каким-то другим» и т.п. На вопрос «Испытывали ли вы состояние созерцания?» - «да» ответили все, кто согласился его описывать. Это позволяет предположить, что информанты делились не умозрительными (или социальными) представлениями, а впечатлениями о личном опыте.

При описании состояния большинство имели в виду следующее: «полное расслабление и спокойствие при сосредоточении внимания на объекте», «состояние задумчивости», «состояние покоя», «это какие-либо образы», «внутренняя расслабленность, некое безразличие к происходящему», «человек смотрит на какой-либо объект и входит в определенное состояние», «состояние погруженности в свои чувства, эмоции», «знакомое или самое простое вызывает новые чувства», «вокруг какого-то предмета вдруг появляется целая история», «что-то такое, что раньше почему-то не замечал», «отсутствие мыслей и суеты», «разглядывание знакомых черт, мелочей в объекте или явлении», «растворение в объекте, явлении природы, жизни», «все, что происходит вокруг, не замечаешь, изображения искажаются, становятся расплывчатыми, полная погруженность в  себя», «меня захватывает сильный интерес, полностью погружаюсь в то, что созерцаю, могу потерять счет времени», «смотришь на ситуацию и не влияешь на ход событий, думаешь, зачем тебе это было дано свыше», «в голове нет никаких мыслей, не думаешь ни о чем, только о том, что видишь», «состояние наблюдения за реально существующим в мире объектом, приносящее удовлетворение вследствии того, что переживания и мысли, связанные с этим объектом, полностью совпадают с внутренними ощущениями».

Встретился случай описания «контакта»: «созерцание – это состояние, когда человек вместе с несколькими людьми находится в одном и том же эмоциональном состоянии («на одной волне»), это чувство единства, полета»; последним предложением этой анкеты стала фраза «впечатление, что я описываю что-то другое, но что – не пойму».

Наиболее типичными словами при описании приятных переживаний созерцания можно считать «спокойствие», «успокоение», «умиротворение», «отрешенность», «легкость», «одухотворенность», «удовлетворенность», «чувство полноты и гармоничности бытия».

Редко встречающееся мнение – «эйфория», «радость», «интерес к происходящему», «прикосновение к божественному», «нирвана», «радостное волнение», «наслаждение от замедления мыслей», «любовь глазами», «благодарность», «уверенность».

 Редко, но встречаются упоминания о неприятных переживаниях -  «напряженность», «неприятные эмоции», «отвратительные переживания, в зависимости от созерцаемого», «чувство опасности».

Интересное мнение: «при созерцании переживаний мало, появляются свои мысли о происходящем».

Можно выделить когнитивный  компонент -  как попытку понять «что это?» посредством рассуждений («созерцание – это некое абстрактное чувство, может быть некий метод», «это перезагрузка от большого количества информации»), аффективно-чувственный компонент -  описание самих ощущений и чувств с помощью метафорических сравнений («что-то яркое в душе и тепло по всему телу», «эмоциональный словесный всплеск, иногда ступор», «голова такая светлая»), поведенческий компонент – перечисление возможных действий («нет желания двигаться», «взгляд остановлен», «мысли движутся медленно и крутятся вокруг одного предмета», «стою как вкопанная и не могу пошевелиться», «наслаждение красотой, которую не нужно трогать руками», «хочется просто жить», «смотреть, думать, мечтать, оторваться от реальности»).

Вопрос «Как долго состояние длится?» позволяет выделить диапазон от «нескольких минут» до «нескольких часов», встречаются  определенные временные ощущения – «5-15 минут», и неопределенные - «по-разному». Единичное мнение: «от доли секунды до нескольких лет».

Вопрос «Чем состояние вызвано?» собрал примеры  явлений, которые можно разделить на «субъектные», «объектные» и «субъект-объектные (резонансные)». К субъектным (принадлежащим человеку, созерцающему окружающий мир) можно отнести: «расслабление», «напряжение-желание окунуться в свой мир, в воспоминания», «грусть, печаль или радость, безграничное счастье», «размышления», «зрительные образы», «любознательность», «высокий уровень фантазии», «потребность в красоте», «неактивное настроение», «бессознательный уход от проблем», «ожидание», «ностальгия»; в группу объектных (принадлежащих объекту созерцания) можно включить: «тишину», «удивительный, интересный объект», «впечатляющее событие, действие», «красоту происходящего», «современное искусство», «что-то важное, новое, необходимое, умиляющее»;  к резонансным явлениям (возникающим в процессе взаимодействия)  можно отнести: «совпадение реальных внутренних переживаний и чувств человека с точно такими же реакциями во внешнем мире».

Несколько удивило мнение, что созерцание может быть вызвано  «какой-либо неожиданностью,  и при этом внутри все бурлит».

При сравнении состояния созерцания с состоянием творческого вдохновения (озарения) черты сходства замечались чаще и они заключаются в том, что «можно созерцать какую-то вещь и от этого приходит творческое вдохновение», «нередко озарение  приходит после длительного всматривания в суть», «вдохновение – начальная стадия, ступень к созерцанию», «хочется запечатлеть этот момент, донести до других», «эти состояния возникают внезапно», «это подъем настроения, в этом состоянии люди пишут стихи, сочиняют музыку», «созерцание – это отдельный вид творческого вдохновения».

  Черты различия найдены в следующем: «созерцание – это спокойствие, а творческое вдохновение – это более сильные эмоции», «вдохновение – это прилив, а созерцание – это гладь озера», «озарение – активный процесс, созерцание – пассивный», «они разные, но дополняют друг друга», «творческое вдохновение может возникнуть и без созерцания», «созерцание – это любование, более глобальное и длительное, а вдохновение – это озарение, одноразовое чувство», «творческое вдохновение требует какой-то деятельности, приводит в легкое возбуждение, а созерцание наоборот успокаивает», «созерцание направлено на восприятие произведений искусства, которые создаются в состоянии творческого вдохновения». Амбивалентные ответы: «нет определенного ответа, и да, и нет», «не могу сказать нет, но и да тоже».

«Различны ли состояния созерцания и задумчивости?» - на этот вопрос ответы также неоднозначны. При кажущейся очевидности схожести, в ней сомневаются или  подтверждают примерами: «можно думать и созерцать», «если смотришь на какой-то предмет, то невольно о чем-то задумываешься»,  «в этих состояниях человек спокоен и погружен в свои мысли», «созерцание подразумевает задумчивость, может быть - апатию», «в обоих состояниях человек сосредотачивается на сути проблемы», «при задумчивости и созерцании есть объект мыслей», «при созерцании добавляется чувство свободы и отрешенности».

Различия замечены в следующем: «созерцание – это наблюдение, задумчивость – это когда думаешь», «задумчивость может наступить и без созерцания», «созерцание всегда вызывает приятные эмоции, а задумчивость – нет», «созерцание – это когда смотришь и думаешь, а задумчивость – когда ушел в себя и не видишь ничего», «задуматься – уйти в себя, созерцать – раствориться в увиденном, полюбить», «созерцание приходит в результате деятельности, а задумчивость – сама деятельность», «задумчивость – отрешение от мира, созерцание – концентрация на каком-то явлении мира», «в состоянии задумчивости человек концентрируется на усиленном осмыслении какой-то проблемы, в то время как в состоянии созерцания мысли не цепляются за что-то конкретное», «созерцание больше ориентировано на чувства», «созерцание активизирует мыслительную деятельность», «иногда люди могут просто созерцать, ни о чем не думая», «задуматься можно о себе или о других, а созерцают обычно от третьего лица», «при задумчивости человек направлен внутрь себя, а при созерцании – во внешний мир», «созерцая, мы ищем в себе все красивое и прекрасное, а задумываемся об обычных вещах, о том, что происходит с нами каждый день», «задумчивость может перерасти в агрессию, но она не  приносит такого удовлетворения, как созерцание», «задумчивость может быть деловой, созерцание - процесс личный, духовный», «созерцание – состояние мгновенное, а задумчивость – постоянное».

В ответах на вопрос «С какими состояниями сравнимо состояние созерцания?» чаще называется состояние медитации, но встречаются и следующие состояния: «наблюдение», «гипноз», «раздумья о жизни», «уединение», «молитва», «тоска»,  «интуиция», «внезапная мысль», «оцепенение», «шок», «восхищение», «мечтание», «фантазирование», «счастье», «состояние счастливого ребенка, которому дали вкусную конфетку», «состояние путешествия в прошлое и будущее», «созерцание сопоставимо с сознанием», «уникальное состояние».

В вариантах ответов на вопросы: «Можно ли вызвать состояние созерцания по своему желанию? Как? Что этому способствует?» - ответ  «да» описан более подробно, чем «нет». Это можно прокомментировать следующими примерами: «да» - «необходима атмосфера, настроение», «если долго смотреть на природу, воду, огонь», «когда наблюдаешь за чем-то», «ожидание чуда», «расслабленность, открытость», «если человек заинтересован в познании чего-либо», «ваши эмоции управляют вами и выбирают объект созерцания», «надо освободиться от мыслей», «надо освободиться от других состояний», «этому способствует удивление», «этому способствует наличие приятного человеку объекта»; «нет» - «это происходит спонтанно», «это бессознательно».  

В ответах на вопрос «Что способствует созерцанию – одиночество или жизнь, наполненная событиями?»  ответ «одиночество» встречается чаще («это интимный процесс, другие люди его нарушают»), в меньшей степени акцентировано противоположное мнение («если человек одинок, ему нечего созерцать»), встречаются иные мнения: «времени нет на это», «и то, и другое».

Редкое мнение: «это не зависит от образа жизни, скорее от самовоспитания и черт личности».

Почти все согласились с тем, что созерцание возможно в повседневной жизни людей («я могу ехать в транспорте и созерцать»), но в большей степени этому способствует занятие творчеством; созерцание доступно практически всем («независимо от таланта»); встречаются уточнения («творческие люди более способны к созерцанию», «творец и обычный человек отличаются лишь остротой восприятия мира», «талантливый и гениальный человек более глубоко и в более ярких и четких образах созерцает», «человеку нетворческому это покажется скучным», «творческий чутче чувствует это», «созерцание связано с каким-то особым талантом мыслить, ведь есть люди, которые в дереве видят дерево… и не более», «это зависит от характера и темперамента», «более подвержены созерцанию меланхолики», «человек позитивный испытывает это состояние чаще, чем человек недовольный жизнью»); утверждается возможность  развивать способности и обучать созерцанию («необходимо чаще находиться в этом состоянии», «прививать чувство прекрасного и любовь к искусству», «заниматься медитацией», «для начала понять и полюбить себя», «развивать абстрактное мышление», «уходить в себя, рассуждать, размышлять», «соотносить реальные объекты с чувственными переживаниями», «чем чаще смотришь, тем больше улавливаешь – в предмете, ситуации, явлении», «необходима заинтересованность и способность анализировать», «рисование, музыка»).

Интересные мнения: «в момент творческой деятельности созерцание невозможно,  оно возможно только в повседневной жизни», «можно развить способности к сосредоточению внимания, но не способности к созерцанию».

Редко, но встречается мнение, что «способности к созерцанию развить нельзя, так как это врожденные качества».

Вопрос «Что вы делаете после переживания созерцания?» побудил к следующим откровениям: «испытываю прилив сил», «ощущаю эмоциональный подъем», «улыбаюсь весь день, смакую эти воспоминания», «поддерживаю данное состояние», «успокаиваюсь», «сбрасываю с себя оцепенение», «вдохновляюсь на новую работу», «хочется сделать что-то приятное людям», «хочется творить», «занимаюсь обычными делами», «возвращаюсь в ту деятельность и то настроение, которое было до созерцания», «активно работаю», «обдумываю, можно ли было зафиксировать созерцание и повторится ли это состояние».

Большой разноголосицы не вызвали и еще некоторые вопросы, информацию можно обобщить следующим образом: студенты доверяют своему созерцанию, оно их не подводит  (хотя во многих ответах сами вопросы такого типа вызвали недоумение или «не ответ» на них), созерцание приносит в основном пользу («это релаксация», «может быть поучительным и развлекательным», «ресурсное состояние», «необходимо для духовного и творческого роста», «люди, которые развили способности к созерцанию, более уравновешенные», «помогает иметь свои мысли, свою точку зрения»),  встречается и обратное – «может плохо влиять на человека», «пользы нет».

Типичным мнением можно считать желание снова испытывать состояние созерцания, но «не слишком часто», наиболее интересные уточнения: «так как это все-таки требует времени», «созерцается что-то особенное, поэтому его нельзя пережить именно таким же вновь, что обидно», «чтобы лучше понять это».

Некоторые откликнулись на идею описать ситуацию созерцания: «сегодня ходила на причал, смотрела на Волгу. Эх, хорошо стало!», «поднимаешься в Альпы и сверху смотришь на природную красоту», «мне было плохо и я отправилась любоваться закатом на берег моря, представила, что все проблемы уходят… в последствии все разрешилось», «в подростковом возрасте, наблюдая за осенним мелким дождем и летящими листьями, я написала стихотворение, довольно глубокое», «шумный город, окно трамвая, залитое дождем…, изнутри все окружающее воспринимается не как обычно, а как Самара особенная для меня и именно сейчас». Практически все описали отголоски таких ситуаций ранее, в ответах на предшествующие вопросы: «присутствие любимого человека», «осень, парк, опадающие листья», «когда смотришь на костер, воду, горизонт», «слушание музыки», «рядом с водопадом», «младенец», «улочки Праги», «глядя на океан», «именно этот мостик, озеро», «лес, природа», «выставка абстракционистов», «наблюдение за животными» и пр.

Впечатлениями от исследования поделились весьма единодушно: «было интересно», многие «впервые задумались об этом», «очень полезный чувственный опыт». «Пробуждающие вопросы» не анализировались («Вам нравится то, что Вы делаете сейчас?», «Вам кто-нибудь или что-нибудь мешает сейчас?», «Не отвлекают ли Вас сейчас другие мысли?» и пр.), целью их включения было поддержать интерес к процессу опроса, улучшить самочувствие и поднять настроение. Привлекали внимание откровения типа «спешу», «мешает свет – его отсутствие», «мешает звук лампы», «мешает недостаток слов и мыслей, чтобы все связать» и пр.

Интересный вопрос, который предложил  испытуемый: «Можно ли созерцать самого себя?»

В общем и целом, представления о созерцании и личные впечатления от созерцания у студентов не противоречат теоретической логике и  добавляют «пестроту» мнений в общую копилку эмпирических фактов.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

 

  1.     Агапов Д.А. Созерцание как дополнительная к деятельности категория психологии // Агапов Д.А. Психология в системе современных гуманитарных наук. Самара, 2008. С. 167-179.
  2.     Акопов Г. В. Психология сознания: вопросы методологии, теории и прикладных исследований.  М.: Ин-т психологии РАН, 2010.
  3.     Акопов Г.В. «Созерцание» и его определение в категориальном аппарате науки сознания: новый взгляд // Сознание в актуальных измерениях: академический проект / Отв. ред. Г.В.Акопов, Т.В.Семенова. Самара: ОФОРТ, 2010. С.89-103.
  4.     Акопов Г.В. Созерцание как предмет психологических исследований //Созерцание как современная научно-теоретическая и прикладная проблема. Материалы Поволжского консолидирующего семинара. Самара, 2011. С.36-43.
  5.      Акопов Г.В., Семенова Т.В. Человек и вещи: психология контакта // Креативная экономика и социальные инновации, № 1(2), 2012. С. 11-26. (http://samin.ru/cesi)
  6.     Гуревич П.С. Роптание души и мистический опыт (Феноме­нология религии У. Джеймса) // Джеймс У. Многообразие ре­лигиозного опыта: Пер. с англ.  М.: Наука, 1993. С. 411- 424.
  7.       Даль В. Толковый словарь живаго великорусского языка: В 4т. Т. 4.СПб.; М.: [б. и.], 1882.
  8.       Ильин И.А. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний.  М.: Даръ, 2006.
  9.       Краткая философская энциклопедия.  М.: Прогресс, 1994.
  10. Ожегов С.И. Словарь русского языка. 6-е изд. - М.: Совет­ская энциклопедия, 1964.
  11. Петренко В.Ф., Кучеренко В.В. Медитация как неопосредо­ванное познание // Методология и история психологии. Т. 2. Вып. 1. Январь-Март, 2007. С. 164-190.
  12. Семенова Т.В. Социально-психологическая феноменология состояний «