Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Посещения и просмотры:

Яндекс.Метрика

Всего просмотров:

2987

(с 01.04.17 по 28.11.17)

За последнюю неделю: 114

УДК 159.9 ББК88 С 57

Печатается по решению редакционно-издательского совета Поволжской государственной социально-гуманитарной академии

Ответственный редактор

доктор психологических наук, профессор Г.В. Акопов

Заместитель ответственного редактора

кандидат психологических наук, доцент Е.В. Бакшутова

С 57 Созерцание как современная научно- теоретическая и прикладная проблема :

материалы всероссийской конференции / под ред. Г.В. Акопова, Е.В. Бакшутовой. Самара, 21 мая 2013 года. - Самара : ПГСГА, 2013. - 232 с.

ISBN 978-5-8428-0984-4

В сборнике представлены материалы всероссийской конферен­ции, продолжившей линию Поволжского консолидирующего семинара 21 мая 2010 г.

Феномен созерцания рассматривался в методологическом и ка­тегориальном аспектах, обсуждалось развитие данного понятия в истории психологии и возможность его операционализации. Созерца­ние было осмыслено в контексте трансцендентального опыта в различ­ных религиях, религиозных и психологических практиках; как опыт внутреннего трансцендирования и как условие порождения, коррекции и трансформации смысловой сферы личности.

Издание предназначено для специалистов в области психологии и смежных с ней наук.

ISBN 978-5-8428-0984-4

УДК 159.9 ББК 88

© Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, 2013

 

Содержание

Вместо предисловия

Петренко В.Ф. (Москва)

Духовно-психологическое и естественнонаучное обоснование созерцания              6

Методологические и теоретические исследования созерцания

Акопов Г.В. (Самара)

Методологические основания

концепта «созерцание» в современной психологии                       10

Балин В.Д. (Санкт-Петербург)

Созерцание как свойство

одной из сфер индивидуального сознания...................................... 17

Белкин А.И. (Самара)

Свойства созерцания............................................................................. 22

Букловский С.Г. (Шони, Франция)

Созерцание

как деструктивная функция восприятия........................................... 27

Деревянко Р.И., Шкоиоров Н.Б. (Тольятти)

Поэтический подход к прояснению созерцания............................ 32

Дорошко К.Г. (Самара)

Соотношение понятий «оцепенение» и «созерцание» ...                37

Дмитриева Л.Г. (Уфа)

Созерцание в диалоге............................................................................ 40

Знаков В.В. (Москва)

Понимание, постижение и созерцание............................................. 43

Нелюбин Н.И. (Омск)

Проблема созерцания

в фокусе феноменологической психологии..................................... 60

Рули на Т.К. (Самара)

Западноевропейская традиция умного зрения.............................. 66

 

Бакшутова Е.В. (Самара)

Об аксиологическом контексте созерцания................................... 74

Волкова А.Г. (Калуга)

«Выразить невыразимое»:

созерцание в мистике францисканства........................................... 82

Карицкий И.Н. (Москва)

Созерцание в Адвайта-веданте......................................................... 87

Петренко В.Ф. (Москва)

Психопрактики работы с визуальными образами                       101

Подоровская И.А. (Самара)

Созерцание в практике христианства,

ислама и иудаизма.......................................................................... 113

Эмпирические исследования созерцания

Адмакина Т.А. (Санкт-Петербург)

Оценка содержательности музыкальных произведений различного композиционного склада           126

Акопов Г.В., Семенова Т.В. (Самара)

Самосозерцание «у зеркала»........................................................... 130

Акопян Л.С. (Самара)

Представления о феномене созерцания у студентов                  144

Низовских Н.А., Николаев С.Г., Втюрина Т.А. (Киров) Ментальные репрезентации созерцания   147

Семенова Т.В. (Самара)

О проблемах диагностики созерцания......................................... 155

Суроегина А.В. (Самара)

«Зеркальное» самонаблюдение

как метод психологии........................................................................ 159

Перспективы прикладных исследований созерцания

Андронов В.П. (Саранск)

Созерцание в эмпирическом

и теоретическом мышлении............................................................. 163

 

Артищева Л.В. (Казань), Мухрыгина О.И. (Самара)

К проблеме смысловой саморегуляции

состояния утомления.......................................................................... 169

Бондаренко А.И. (Самара)

Состояния созерцания в творческом процессе....................... 174

Горбунова Е.М., Баляев С.И. (Саранск)

Православное миросозерцание

и политические установки российского общества                       183

Жданова Л.Г., Зайкина С.А. (Самара)

Созерцание и художественная эмпатия........................................ 187

Иванов Д.В. (Самара)

Созерцание как механизм биологической обратной связи в профилактике употребления психоактивных веществ    191

Наюрнова Н.А. (Самара)

Созерцание при портретной терапии

с депривированными пожилыми людьми..................................... 202

Попов Л.М., Ибрагимова Е.Н. (Казань)

Созерцание и преобразование в структуре интеллектуально-деятельностного механизма субъекта...            207

Романов Д. К. (Саранск)

Созерцание как элемент

психологической культуры человека............................................ 212

Романов К.М. (Саранск)

Созерцание как условие понимания

своего психического состояния....................................................... 215

Хомутская Е.Ю. (Самара)

Чтение: деятельность и созерцание................................................ 218

Вллесто послесловия

Акопов Г.В., Бакшутова Е.В. (Самара)

Созерцание на Волге - 2.................................................................... 223

Авторы сборника   228

Вместо предисловия

В.Ф. Петренко

Москва

Духовно-психологическое и естественнонаучное обоснование созерцания

Идея Г.В. Акопова (вылившаяся в проведение конфе­ренций) возвратить понятие «созерцание» из интеллектуально­го забвения и сделать его одним из базисных для психологиче­ской науки представляется в высшей степени эвристичной. Она открывает для осознания и научной рефлексии широкий пласт психологической проблематики, связанной с философией трансцендентального, измененными состояниями сознания, (в частности, отношения сознания и бессознательного), с пси­хологией религии и восточными психопрактиками. Созерца­ние как форма познания высших уровней бытия в христиан­ской культуре (практика исихазма в православии) операцио­нально (психотехнически) тесно связана с индуистскими и буддийскими практиками медитации, с практикой динамиче­ской медитации песнопений и танца у кришнаитов, с ритмиче­скими поклонами и раскачиванием при молитве входящего в трансовое состояние молящегося иудея, с трансовыми состо­яниями танца дервишей или хоровода «зикр» в исламе. В сакральных иудаистских текстах содержится красивый образ такой динамической медитации: «Душа иудея связана с То­рой, подобно тому, как фитиль горящей свечи связан с пламе­нем, дрожащим и раскачивающимся на ветру». Во всех этих религиозно-психологических практиках концентрация внима­ния на неком объекте и ритмическое проговаривание (пропе- вание или считывание мантр с молитвенного барабана) повто­ряющегося фрагмента текста ведет к декатегоризации, десемантизации этого текста и к остановке потока вербального со­знания. Взамен движения мысли вербального сознания (мета­форически именуемого в буддизме «прыжками сумасшедшей обезьяны») происходит остановка его потока, а затем наблюда­ется вспышка ярких визуальных образов. Так, в православном исихазме, в практике афонских монахов, творящих Иисусову молитву и непрерывно повторяющих имя Господа: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешного», - наступает трансовое состояние, когда адепт видит потоки белого света, интерпре­тируемого как истечение эманации божественного. Можно привести пример динамической медитации одной из буддий­ских практик, распространенных в Бирме (Шэтик, 1994). Практикующий, находясь в изоляции, изо дня в день совер­шает одну и ту же процедуру. Он ходит в пределах монастыр­ского дворика, непрерывно осознавая последовательность сво­их движений. Обращает внимание на то, как поднимается одна нога, какие при этом возникают ощущения, как перемещается центр тяжести тела, как нога опускается и в тот же момент начинает подниматься другая нога, как происходит остановка движения при окончании дорожки у стены участка, как он разворачивает свое тело и начинает обратное движение. И так изо дня в день с перерывами на сон, гигиену и питание. Созна­ние практикующего как бы сужается, и ему трудно переклю­чить внимание на что-либо, не относящееся к процессу ходьбы. Кроме того, снижаются пороги восприятия и обостря­ется чувствительность. Например, практикующий начинает воспринимать трение волос своего тела о рубашку или чув­ствовать те ощущения, идущие от органов тела, которые рань­ше не воспринимались. Возникают сильный зуд и чувство дис­комфорта. Но через некоторое время проходит и это. И по прошествии некоторого времени на практикующего неожидан­но обрушивается поток визуальных образов, сюжеты которых напоминают притчи. Это своеобразные сны наяву. Можно по­лагать, что это говорит, являет себя индивидуальное или кол­лективное бессознательное практикующего, сообщая личностно значимую для него информацию.

       Я рассматриваю созерцание как частный вид медитации или, наоборот, медитацию как форму созерцания. И если «созерцание» - это понятие скорее из словаря христианскои куль­туры, то термин «медитация» - индуистско-буддийский. Оста­новка потока вербального сознания при созерцании или медита­ции может трактоваться как выход внимания за рамки предмет­ного бытия в сферу трансцендентального или бессознательного. В буддизме есть понятие «анатман», отрицающее индивидуаль­ное Ego. В состоянии нирваны снимается противопоставление субъекта и объекта, и человек переживает ощущение «недвой- ственности», свою интегрированность с миром. Созерцание как «малая нирвана» ведет к выходу за рамки сознания, за рамки субъект-объектного мировосприятия в сферу трансценденталь­ного. Но здесь возникает вопрос: что же созерцает человек при выходе в трансцендентное? Различные религии говорят о транс­цендентальном как о сфере божественного. И здесь имеется множество различных версий у различных религий (Померанц, Миркина, 2006). Эзотерика (Агни Йога, 2004) и теософия (Бла- ватская, 2004) при отрицании личностного бога полагают нали­чие высших уровней реальности, доступных только просветлен­ному взгляду. С позиции психологической науки созерцание можно рассматривать как декатегоризацию и переход от субъ­ект-объектного восприятия реальности, присущего сознанию, к переживанию интегрированности с миром и состоянию «недвойственности», достаточно хорошо описанному в буддизме. В европейской философии еще И. Кант выразил мысль, что кате­гории времени и пространства присущи не объектному миру, а являются категориями сознания, придающими непознаваемой «вещи в себе» объектно-предметный характер. На языке совре­менной психологии можно описать созерцание как процесс пе­рехода от категоризации мира в объектно-предмегных формах к бессознательному, имеющему квантовую природу. Последнее означает, что на уровне бессознательного действует ЭПР (Эйн­штейн, Подольский, Розен) - феномен, проявляющийся в связности, «спутанности» содержания бессознательного. Со­знание, согласно английскому физику Р. Пенроузу (Пенроуз, 2011) и российскому физику М.Б. Менскому (Менекий, 2005), осуществляет редукцию волновой функции, то есть волновые процессы, не имеющие пространственно-временных координат, переводит в предметные формы, имеющие пространственно­временную локализацию. Созерцание (или медитация) осу­ществляет обратный процесс декатегоризации предметного ми­ра и, снимая субъект-объектное противопоставление, погружает практикующего в квантово-неопределенную реальность. На языке математики это переход от декартового пространства предметного мира к гильбертовому пространству непрерывных гармоник (Петренко, Супрун, 2012). Этот квантовый менталь­ный мир бессознательного в силу «связности» ЭПР-феномена потенциально содержит бесконечное число возможных струк­тур-гештальтов. Отсюда творческий характер бессознательного, где виртуально содержатся потенциально возможные творче­ские формы. Поэтому-то созерцание открывает возможность появления новых идей, новых креативных образов, новых эти­ческих представлений. Такая трактовка процесса созерцания представляется мне достаточно эвристичной, но оставляющей нерешенным вопрос об отношении бессознательного и транс­цендентального - того, куда ведет процесс созерцания.

Литература

Агни Йога : в 5 т. Предисловие, комментарии, словарь. М.,

2004.

Блаватская Е.П. Тайная доктрина : в 3 т. М., 2004.

Василюк Ф.Е. Переживание и молитва. Опыт психологиче­ского исследования. М., 2005.

Менский М.Б. Человек и квантовый мир: Странности кван­тового мира и тайна сознания. Фрязино, 2005.

Пенроуз Р. Тени разума: В поисках науки о сознании. Москва ; Ижевск, 2011.

Петренко В.Ф. Кучеренко В.В. Медитация как неопосредо­ванное познание // Методология и история психологии. 2006. № 1.

С.   38-56.

Петренко В.Ф., Супрун А.П. Сознание и реальность в западной и восточной традиции: взаимоотношение человека и космоса // Евразийская ментальность. М., 2012. С. 251-300.

Померанц Г.С., Миркина З.А. Великие религии мира. М.,

2006.

Шэток И.Х. Опыт внимательности. Медитация: практика буддийского метода духовного воспитания. М., 1994.

 

Методологические и теоретические исследования созерцания

Г.В. Акопов

Самара

Методологические основания концепта «созерцание» в современной психологии

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта проведения научных исследований («Созерцание в ка­тегориальной системе современной психологии: теоретические и при­кладные аспекты»), проект № 12-06-00595.

Категориальная система отечественной психологии (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, А.В. Петров­ский, Б.Ф. Ломов, К.К. Платонов и др.) определила устойчивый понятийный базис доперестроечного развития научных и при­кладных исследований.

Парадигмальный кризис в мировой и постсоветской пси­хологии, не затрагивая категориальных систем, сопровождался существенной переоценкой и пересмотром методологических основ (Т.В. Корнилова, С.Д. Смирнов, В.А. Мазилов, А.В. Юре- вич и др.). Разнообразие мыслимых позиций в динамике сопро­вождалось имплицитным развитием ряда традиционных и но­вых отраслей психологии, что дало возможность рассматривать также расширенные варианты ранее существовавших категори­альных систем и взаимно дополняющих методологических ос­нований {Акопов, 2010). В последнем случае (комплексирование методологических принципов как взаимодополнительных) пре­одолевается конкурентность различных подходов в объяснении и прогнозировании психических явлений. Одна из весьма перспективных агломераций в этом плане— системпо-субъектно- деятельностный подход (Е.А. Сергиенко). Не менее интересно объединение деятельностного и рас­ширенного субъектного подходов, позволяющее выстроить эко­психологическое направление (В.И. Панов) теоретико-приклад­ных изысканий, актуализирующих идею психического как по­рождающего процесса в трансцендентальной психологии (Миракян, 2004). Соответствующее объединение трех методологи­ческих позиций может быть обозначено как трансцендентально- субъектно-деятельностный подход, позволяющий обосновать принципиальную необходимость категории созерцания в поня­тийной системе современной психологии.

Анализируя означенную выше триаду, можно усмотреть эквивалентность внутренней деятельности и проявления субъ- ектности; соответственно, предметной активности субъекта - внешней деятельности и, наконец, трансценденции одного в другом как порождения новых форм и/или содержания пси­хического посредством явлений созерцания.

Конечно, контаминация методологических подходов еще не основание для умножения категорий. Определенную систе­му необходимых и достаточных оснований введения терминов рассматривает И.Н. Карицкий. Несколько изменив порядок, можно говорить о логических, онтологических, гносеологиче­ских, праксеологических, аксиологических (ценностных), регу­ляционных (отношения) и субстанциональных (свойства) осно­ваниях (Карицкий, 2010). Значительная часть оснований кате­гории «созерцание» определена нами ранее (Акопов. 2011). Вместе с тем не в полной мере показан идейный «капитал» отечественной психологии и подготовленная ею в разное время почва для категориального расширения в рассматриваемом ас­пекте. Так, в логико-методологическом, гносеологическом и онтологическом планах представляются важными высказы­вания С.Л. Рубинштейна о созерцании (Рубинштейн, 2003). Созерцание выделяется С.Л. Рубинштейном наряду с действи­ем (практическим) и познанием как важнейшая форма актив­ности человека. «Созерцательность не должна быть понята как синоним пассивности, страдательности, бездейственности че­ловека», - отмечает С.Л. Рубинштейн. Не случайно А.Н. Леонтьев определил в качестве «самой сложной проблемы» «про­блему явлений активности» {Леонтьев, 1983, с. 245).

Согласно C.JI. Рубинштейну, «величие человека, его актив­ность проявляются не только в деятельности, но и в созерцании, в умении постичь и правильно отнестись ко Вселенной, к миру, к бытию» {Рубинштейн, 2003, с. 359). Наряду с «диалектикой по­знания как деятельности и как созерцания» С.Л. Рубинштейн подчеркивает также эстетическую, непрагматическую функцию созерцания {Рубинштейн, 2003, с. 401—402).

К.А. Абульханова и А.Н. Славская в комментариях к книге С.Л. Рубинштейна «Человек и мир» констатируют введение C.JI. Рубинштейном категории «созерцание», «приравненной по своему рангу к познанию и деятельности», при различении со­зерцания и деятельности. С.Л. Рубинштейн «трактует созерца­ние не феноменологически как непосредственность, пассив­ность, а как выражающее сущность самого субъекта ценностное отношение к бытию» {Абульханова, Славская, 1997, с. 422).

Выстраивание научного категориального аппарата, с од­ной стороны, облегчает (создает опоры, ориентировочные осно­вы) познавательный процесс в целом, с другой - вносит в познание проблему соотношения дискретных (разрозненных) средств в отражении, отображении и конструировании непре­рывной реальности. Идущее из философской диалектики объ­единение категорий в пары по признакам логической противо­положности или иным связям (бинарность, дихотомизм и т.д.) не решает проблемы в полной мере, так как сохраняется, по вы­ражению М.К. Мамардашвили, некий «зазор», «подвес», «точка безразличия», или «великое безразличие», то есть фиксирован­ная точка, в которой могут «меняться смыслы нашей жизни» {Мамардашвили, 1993, с. 12, 32-33).

В связи с понятием созерцания нами используется слово «остановка» - остановка внешней или внутренней деятельно­сти как процессов целенаправленной, сознательной активно­сти. Г.С. Померанц обозначает это как «паузу созерцания» «в череде дел», в «лихорадке деятельности» {Померанц, 2002). Пауза созерцания не есть абсолютная остановка, оцепенение {Пергаменщик, 2009); она заполнена более или менее интен­сивной, иногда «избыточной» бессознательной активностью, сохраняя статус процесса или состояния, возможно, переходя­щего в свойство личности-индивидуальности.

Адекватное теоретическое решение проблемы дискрет- ности-непрерывности психических процессов было найдено А.В. Брушлинским, утверждавшим, что «непрерывность (кон­тинуальность) психического всегда формируется и реализуется одновременно на разных, но взаимосвязанных уровнях осо­знанного и неосознанного. Роль последнего здесь, естественно, весьма значительна» (Брушлинский, 1996, с. 314).

Непрерывность рассматривается А.В. Брушлинским не только как синоним постепенности (плавности): «Всегда остава­ясь недизъюнктивным, или континуальным, психический разви­вающийся процесс осуществляется в двух формах: (1) как скач­кообразное, качественное, внешнее внезапное ... и (2) как посте­пенная, плавная эволюция, подготавливающая подобные скачки в развитии» (Брушлинский, 1996, с. 321). В работах, посвящен­ных проблеме бессознательного в трудах C.JI. Рубинштейна, А.В. Брушлинский весьма определенно утверждает, что непре­рывность осознанного и неосознанного представляет собой одно из фундаментальных свойств психического процесса (Брушлин­ский, 1979). Взаимосвязь и взаимопереходы между осознанным и неосознанным, согласно А.В. Брушлинскому, «представляют со­бой один из важнейших механизмов преемственности всего пси­хического» (Брушлинский, 1996, с. 316). Явление созерцания, на наш взгляд, представляет один из множества бессознательных механизмов. Уникальная особенность этого механизма заключа­ется в его одновременной формальной (несодержательной) до­ступности сознанию.

В исследовании Л.С. Акопян, представленном далее в этом сборнике, на молодежной выборке показана разнооб­разная смысловая (семантическая, включая словарные значе­ния) и отчасти ассоциативная нагруженность впервые опреде­ляемого студентами слова «созерцание», подтверждающего наличие пережитого в разное время опыта созерцания, сохра­ненного в реминисценциях некоторой формой с неопределен­ным содержанием (Акопян, 2013).

Возвращаясь к идее континуальности, попробуем опреде­лить, в чем, собственно, состоит или чем наполнен механизм переходов из сознательного в бессознательное и в их рекурсии, обусловленной деятельностным контекстом и субъектной акти­вацией.

Резонно предположить, что содержание психического бессознательного, каковым в нашем случае выступает созерца­ние, представляет собой процесс порождения нового (обнов­ленного) знания, отношения (смысла), поведенческой страте­гии, ценностного или эстетического новообразования. Субъ­ектно-деятельностная или деятельностно-субъектная трансцен- денция в этих случаях становится психологически понятной, чему способствует также концепция трансцендентальной пси­хологии.

По А.И. Миракяну, трансценденция как внешнего, так и внутреннего плана связана со «снятием» непреодолимой декар­товской границы между глобальностью как целостной бесконеч­ностью хаотичного мира и упорядоченностью («упорядочивани­ем») структурных образований, порождающих сознание (Ми- ракян, 2004). В концепции А.И. Миракяна мы усматриваем опре­деленные сходные моменты с философско-психологическими идеями А. Бергсона, в частности, в вопросах дифференциации протяженности и длительности, статики и динамики, непрерыв­ности и дискретности, целостности и структурированности и др. Однако направленность трансценденций авторов носит явно про­тивоположный характер. Если в концепции А.И. Миракяна воз­можность психического отражения (новая процессуальность) ищется в материальных, телесных структурах и в принципах симметрии-асимметрии («манипулятивные» системы рук, глаз, ушей и т.д.), то в теоретических построениях А. Бергсона суб­стантивируется идеальная, образная сфера, логически безупреч­ное обоснование которой осуществлено в работе «Материя и па­мять». Соответственно, существенно разные «инструментальные» понятия вводятся в оборот и используются при этом: у А.И. Ми­ракяна - анизотропность, у А. Бергсона - интуиция.

Если восприятие в работе А. Бергсона рассматривается исключительно в контексте обусловленности подготовкой к известному действию либо необходимостью выбора или кон­струирования необходимого действия, то у А.И. Миракяна восприятие исследуется вне совокупности готовых схем или заранее известных форм либо результатов действия, которые порождаются в трансцендирующем процессе.

Любопытно отметить, что как идеи А. Бергсона, так и идеи А.И. Миракяна при всей логичности, продуктивности и привлекательности не нашли широкого распространения в психологии. Основная причина, на наш взгляд, состоит в том, что авторам не удалось выстроить категориальный аппарат, органично дополняющий либо расширяющий специфическое понятийное пространство психологии.

На наш взгляд, ситуация разработки и распространения концепций А. Бергсона и А.И. Миракяна могла бы сложиться совершенно иначе (имея в виду богатый потенциал возможно­стей как одной, так и другой теории), если бы авторам удалось найти более привлекательные «имена» для обозначения осново­полагающих понятий. И в том и в друг ом случае, на наш взгляд, удивительно точно соответствует главным идеям концепций А.   Бергсона и А.И. Миракяна понятие созерцания. При всем многообразии трактовок этого понятия можно обнаружить его неотъемлемые характеристики, хорошо укладывающиеся в си­стему базовых представлений обоих авторов. Действительно, «длительность», по А. Бергсону, является также имманентной характеристикой созерцания, а что касается интуиции и непо­средственных либо отсроченных последствий созерцания, то однородность этих процессов, особенно в микровременных интерватах, несомненна.

Относительно концепции А.И. Миракяна можно заметить, что отсутствие готовых форм или ориентировки на продукт (ре­зультат), слитность субъекта и объекга - также несомненные характеристики созерцания. Не требует доказательств анизо­тропность созерцания внешних объектов и внутреннего созер­цания, рекреационного и эстетического созерцания, ретро- и про-созерцания и т.д. и т.п.

Анализируя объединение рассматриваемых подходов в контексте обоснования категории созерцания, следует также отметить нетранзитивность выделенных методологических по­зиций. Фундирующей характеристикой комплекса является субъектно-деятельностный подход, условием его «жизнеспособ­ности» выступает недизъюнктивность («генетическая континуальность», по А.В. Брушлинскому), а результативность же (по­рождаемый продукт) обеспечивается трансценденцией внешнего (высший, запредельный объект) или внутреннего (взаимопере- ходы: телесное - психическое, внимание - память, восприятие - мышление, интенция - аффект и др.) порядка. Становление ком­плексной целостности и, соответственно, системности представ­ляет также новую задачу исследований.

Литература

Абулъханова К.А., Славская А.Н. Послесловие // Рубин­штейн C.JI. Человек и мир. М., 1997.

Акопов Г.В. Психология сознания: вопросы методологии, теории и прикладных исследований. М., 2010.

Акопов Г.В. Созерцание как предмет психологических ис­следований // Созерцание как современная научно-теоретическая и прикладная проблема : материалы Поволжского консолидиру­ющего семинара. 21 мая 2010 года. Самара, 2011. С. 36-44.

Брушлинский А.В. Проблема бессознательного в трудах C/JI. Рубинштейна // Вопросы психологии. 1979. № 3. С.115-122.

Брушлинский А.В. Субъект: Мышление, учение, воображе­ние.М.,1996.

Карицкий И.Н. Понятие субъекта и объекта в философии и психологии // Методология и история психологии. 2010. № 1. С.69-102.

Леонтьев А.Н. Категория деятельности в современной пси­хологии // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведе­ния. В 2 т. М., 1983. Т. 2. С. 243-246.

Мамардашвили М.К. Картезианские размышления. М., 1993.

Миракян А.И. Контуры трансцендентальной психологии. Кн. 2. М., 2004.

Панов В.И. Сознание как предмет психологического иссле­дования: гносеологический, онтологический и трансценденталь­ный аспекты // Психология сознания: современное состояние и перспективы : материалы II всерос. науч. конф. 29 сентября - 1 октября 2011 г., Самара. Самара, 2011. С. 102-108.

Пергаменщик Л.А. Психическое оцепенение как разрыв не­прерывности бытия // Журнал практического психолога. 2009. № 1. С. 156- 165.

 Померанц Г.С. Пауза созерцания // Дружба народов [Элек­тронный ресурс]. 2002. № 2. URL: http://magazines.russ.ru/- druzhba/2002/2/pom.html (дата обращения 30.05.2013).

Рубинштейн С.Л. Человек и мир. СПб., 2003.

Сергиенко Е.А. Системно-субъектный подход: обоснование и перспективы // Психологический журнал. 2011. № 1. С. 120-132.

 

Созерцание как современная научно - теоретическая и прикладная проблема: материалы всероссийской конференции / под ред. Г.В. Акопова, Е.В. Бакшутовой. Самара, 21 мая 2013 года. – Самара : ПГСГА, 2013. – 232 с. 

Скачать полностью